Контролирующие лица ООО не несут ответственность перед кредиторами общества только в силу исключения юрлица из ЕГРЮЛ

Контролирующие лица ООО не несут ответственность перед кредиторами общества только в силу исключения юрлица из ЕГРЮЛ
albertyurolaits / Depositphotos.com

Кредитор ООО, которое было исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке, подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам общества его руководителя, который был также единственным учредителем (ст. 53.1  Гражданского кодекса, п. 3.1 ст. 3  Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Кредитор считал, что ответчик допустил ситуацию, при которой ООО не вело хозяйственную деятельность, не сдавало отчетность, не осуществляло операций по банковскому счету, что привело к прекращению деятельности организации в административном порядке. Истец также указал, что неисполнение обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности руководителя должника.

Суд первой инстанции отказал в иске, но это решение было отменено апелляционным судом, ответчика привлекли к субсидиарной ответственности. Эту позицию затем поддержал суд округа. Но СК по экономическим спорам ВС РФ с таким походом не согласилась, подчеркнув, что согласно п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО одним из условий удовлетворения требований кредиторов является установление того обстоятельства, что долги общества возникли из-за неразумности и недобросовестности лиц, указанных в подп. 1 – 3 ст. 53.1 ГК РФ. Само по себе исключение из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для субсидиарной ответственности по п. 3.1 ст. 3 Закона ООО. Подобного рода ответственность не может презюмироваться даже при исключении из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Истец должен доказать, что невозможность погашения долга перед ним возникла по вине ответчика в результате его неразумных либо недобросовестных действий.

Однако в рассматриваемом случае конкретные обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика как руководителя и учредителя должника и тем, что долг перед кредитором не был погашен, всеми судами не устанавливались. Вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами также не исследовался.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Верховный суд Российской Федерации указал и на необоснованное применение положений Закона о банкротстве апелляционным судом, который установил вину ответчика в неподаче заявления о банкротстве должника с указанием на утраченную возможность выявить имущество должника (Определение Верховного Суда РФ от 25 августа 2020 г. № 307-ЭС20-180). Право требовать привлечении к субсидиарной ответственности по ст. 61.11-61.13 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», связано с наличием в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств на финансирование процедур банкротства, чего в данном деле не было.

Источник: garant.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

пять × 5 =