«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Российский хореограф Никита Михайлов стал гостем нашего инстаграма о фигурном катании

Никита — автор программ для Александра Самарина, Артура Даниеляна, Петра Гуменника и многих других российских и иностранных фигуристов.⠀

Как постановщик ледовых шоу начинал в театре Елены Бережной в Санкт-Петербурге, сделал ледовые спектакли «Юнона и авось», «Принцесса Анастасия», «Буратино», «Бременские музыканты», «Алиса в стране чудес», «Щелкунчик».⠀Также работал над постановкой «Снежного короля» Евгения Плющенко и «Спящей красавицы» Татьяны Навки, где одну из главных ролей исполнила Алина Загитова.

Ниже – текстовый вариант разговора Михайлова с Владой Лабунской, где хореограф рассказал, сколько стоит постановка программ, где он берет вдохновение и почему хотел бы поработать с Евгенией Медведевой и Аленой Косторной.

• Из-за карантина не особо сильно что-то поменялось – просто все сместилось по времени. С кем-то я уже успел все поставить до карантина: когда в Москве все закрывалось, в Питере катки еще работали.

Во время карантина я занялся режиссурой, прошел курсы у хореографа Василия Козаря – он работает на проекте «Танцы» на ТНТ, у него свой театр. У него были онлайн-курсы, это было прям вау. Это дало мне новое понимание, я по-другому стал смотреть на постановки.

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Сейчас самое горячее время для постановок. Для основы мы все уже, конечно, сделали, но есть еще малыши, у которых нет стартов, но есть горячее желание ставить программы. Целыми днями теперь на катке.

• Почему стал хореографом? Произошло все без насилия над собой. Когда я заканчивал кататься, понял, что хочу ставить программы, понял, как хочу все это видеть. И вот мы тогда с хореографом Сергеем Комоловым собрались в Новогорске и сидели вечерами. Для меня это были самые классные вещи.

Этот сезон я откатал, отобрался на чемпионат России, но пришло приглашение от Ильи Авербуха – он набирал людей в шоу. Ну и я понял, что пора двигаться дальше – чемпионат России мне бы ничего не дал. Ушел покататься в шоу, отработал там два года, находился в творческой массе людей. Насмотрелся, как там все работает, и понял, что мне это очень нравится. Там и пошло-поехало.

В этом году я работал с Сашей Самариным, Артуром Даниеляном, Марком Кондратюком, грузинской сборной в лице Урушадзе и Майсурадзе, сделал две программы Жене Семененко, Глебу Лутфуллину, Анастасии Гуляковой. Очень жду контрольные прокаты, чтобы посмотреть, как оценят нашу работу с Софьей Самодуровой, мы ей поставили произвольную программу. Не буду раскрывать секреты, но мне кажется, это будет прямо бомба.

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

• Основная работа у меня в России, но три или четыре года я ездил в Южную Корею. Там у нас есть такой фигурист – Дмитрий Пономарев, он там восемь лет работает. С его подачи мы и договорились.

В первый раз я приехал туда как технарь. Тогда Дмитрий мне сказал, что после моего приезда у корейских детей убились ноги, потому что они раньше столько не делали. Дальше я сел за постановки.

Мне Корея очень нравится, провел там офигительное время. Корейцы английский плохо знают, я тоже не очень, но язык жестов никто не отменял. По-корейски, сколько ни пытался, выучил только «здравствуйте» и «до свидания». И то потому, что эти слова очень похожи.

• Чаще всего спортсмены мне звонят и говорят: у нас есть мысли по поводу программы, но мы хотели бы услышать ваши идеи. Я предлагаю свое видение, что особенно удобно, если поработаешь хотя бы час с фигуристом. Это очень важно. Иногда фигуристы говорят, что у них уже есть музыка и программу нужно поставить под нее. Когда музыка не подходит, я всегда об этом говорю. Кто-то отвечает, мол, ничего, выкатаем, кто-то соглашается, что нужно менять.

Как найти свой стиль? Тут нет совета, нужно просто пробовать. Все зависит от ребенка. Иногда дети бывают не самые талантливые, но они так хотят, что впитывают все как губка. Из них можно лепить все, что угодно. Кто-то проще копирует движения, кто-то несколько движений подряд запомнить не может.

Если у вас хорошие линии, то не надо брать короткую музыку. Для длинных рук и ног быстрые джазовые или степовские мелодии не подходят. Если наоборот фигурист маленький и коренастенький, то классику брать не надо, лучше другие образы. Но вообще лучше слушать хореографов – они лучше знают, что надо делать.

• Цены на постановку программ в России и Европе разные. У нас, если не брать самых топов, вроде Жулина, то цены от 30 до 60 тысяч. Я в этот год беру 45 и 60. В следующем году, возможно, цены вырастут.

• Когда ставили программы Самарину, то слушали музыку все втроем вместе с тренером Светланой Соколовской. Саня что-то приносит всегда. Процентов 60 из музыки, под которую он катался, Саша приносил сам.  

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Для короткой программы в этом году я подобрал ему музыку, произвольную он катал уже в конце прошлого сезона. Музыку тоже он нашел. Мы переделали эту программу, особенно начало. У Соколовской есть чуйка – она очень четко все оценивает и говорит, подходит музыка или нет. Она очень творческая личность. Мне кажется, если бы она сама ставила программы, то было бы круто.

• Мне кажется, что будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят. Это трудно, но не так дорого стоит. Это настолько будет эксклюзивно и круто, что я не понимаю, почему меня до сих пор не услышали. Я предлагал такое нескольким тренерам, но пока не было отклика. Может быть, они просто боятся, потому что не понимают, как это все будет выглядеть.

Когда мы делали «Снежного короля» Евгения Плющенко, мы сидели на звукостудии, подбирали референсы, сидели вместе со звукорежиссером и все проигрывали, переигрывали. Получается просто круто. Я прям понимаю, как это должно выглядеть. Когда-нибудь мы до этого дойдем.

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Хотя мы уже это сделали – в этом году для короткой программы Иракли Майсурадзе мы написали свою музыку. Он будет такой один. Это будет первая написанная музыка для фигуриста. Надеюсь, мы это увидим на Гран-при России.

• Под шансон я точно на 100% программы никогда ставить не буду. Хотя, если это будет показательный, то возможно. В этом году мне одна фигуристка прислала песню Jay-Z и Beyonce. Там в начале вообще рэп идет. Я спросил: «Как ты вообще видишь это все?» Фигуристка мне ответила: «Ну она же классно поет». Классно, но дальше-то мы что будем с этим делать?

Что касается табу, то есть небольшой негатив к «Реквиему по мечте». Как-то сложилось убеждение, что под «Реквием» народ падает. Это очень крутая музыка, очень сильная, но… Его все равно давно уже никто не катал. Еще у многих тренеров есть похожая реакция на «Мастера и Маргариту». Но мне она очень нравится.

Но у меня особых табу нет. Это же все танец, он может быть на что угодно.

• Львиная часть вдохновения берется с ютуба. Разные танцы, видеоролики, клипы. Могут быть даже картины или художники. Сам иногда хожу танцевать, изучаю разные стили. Важно владеть телом – это творческий момент. Самое главное, это держать себя в форме, танцевать.

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Я больше всего люблю ставить веселые вещи, рваные ритмы – это мне легче всего дается. Но вообще много чего прикалывает ставить.

• Мне больше нравится работать со взрослыми фигуристами. Потому что через них ты можешь как бы выразить себя, показать миру, чего ты стоишь. Есть тут какое-то признание публики. Взрослые – это твоя картина, которую ты вывешиваешь и все на нее смотрят. А с детьми просто прикольно работать. Взрослые технически могут гораздо больше.

• С кем бы хотел поработать? Да все банально. С Нэтаном Ченом и Юдзуру Ханю – это кладезь умений и физических возможностей. А из девочек… Это Каролина Костнер, конечно. Евгения Медведева, потому что интересно, что с ней можно было бы сделать. Это Алена Косторная. Там тоже было бы круто.

• Отличия соревнований от шоу? В шоу у тебя 25 человек, которых ты должен связать в одну историю, протянуть ее через весь сюжет. То есть человек из массы может влиять на сюжет. Продумать это все и состыковать – большая работа. На меня все время ругаются, что я ставлю очень сложные вещи. Но это же круто выглядит!

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

Самое кайфовое шоу для меня? Их несколько. Это «Снежный король» – прям вообще кайф, ураган, нереально круто. На том же уровне по ощущениям – «Юнона и Авось». Вот эти два кайф, меня прям держат. Есть еще лично мой «Щелкунчик», с которого все зрители уходили в восторге.

Фото: instagram.com/kozar_vasya; instagram.com/sofia_samodurova; globallookpress.com/Raniero Corbelletti/AFLO; РИА Новости/Игорь Руссак; instagram.com/n_mikhayloff; vk.com/nikita_mikhaylov_figureskating

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

11 + семь =