Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Дорский поговорил с легендой.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Антон Заболотный – один из главных медиагероев российского футбола последних трех лет. Воспитанник ЦСКА попал в РПЛ только в 25 лет с «Тосно», провел классные полгода и уехал в «Зенит», заменив в команде Манчини Артема Дзюбу. 

Что было дальше вы прекрасно помните – сухая серия, гол в последнем туре СКА и превращение в мем.  

Это серьезно повлияло на поведение Заболотного с медиа – в «Тосно» и на старте в «Зените» Антон останавливался в миксте даже после самых неудачных матчей, а после шуток закрылся и пропал почти на полтора года.

Летом 2019-го Заболотный перешел в «Сочи», а в 2020-м вернулся к общению с журналистами и болельщиками. Во время паузы на матчи сборных Заболотный встретился с Александром Дорским и откровенно рассказал обо всем, что с ним произошло за три года.

Считает, что зря прекратил общение с медиа. Не мог долго забить за «Зенит» из-за излишнего рвения 

– Ты пропал из медиа на полтора года, год не вел инстаграм. В 2020-м ты уже дал два интервью – оба раза сказал, что исчез из медиа из-за тенденции неудачных интервью. Что это значит? 

–  Я слышал, что редакторы нескольких медиа говорили, что Заболотного нужно выставить в негативном свете – это было пару лет назад, сейчас уже не вижу такого прессинга. Дело было не в журналистах, которые брали у меня интервью, не в том, что я говорил, а в том, в какой форме все преподносилось. 

То есть неудачными были даже не сами интервью, а новости, которые медиа выделяли из них. Например, зимой 2019-го меня спросили о сухой серии, я ответил, что она была и у Криштиану – естественно, это подавалось, будто я сравнил себя с ним. Конечно, это полный бред – как можно себя сравнивать с великим? 

Я пытался исправить ситуацию, как-то контактировать с медиа, но ничего не получалось. В чем-то точно был неправ сам – например, в один момент посчитал, что абсолютно все журналисты – зло. Ни в одной сфере нельзя всех закидывать под одну гребенку.

Теперь я уже не в лучшем клубе страны, может, кому-то стал неинтересен, поэтому прессинга нет.

– Понятно, что ты анализировал тот период. Нашел ответ о правильной модели поведения?

– Прежде всего – не давать расшатывать психику, не придавать такое значение разговорам со стороны. Но если бы того периода не было в моей жизни, сейчас был бы слабее.  

– Не давать расшатывать – это как? Не читать? Прочитать и тут же забыть?

– Невозможно не читать. Ты же крутишься в индустрии, интересны трансферы, комментарии об игре – вот ты и заходишь на сайты. Прочитав их, натыкаешься на новость о себе – естественно, уже нельзя пройти мимо нее. 

Мне нужно было не отторгаться от медиа, а быть лояльнее и понимать, что моя главная задача – приносить пользу на поле. Только работа на поле могла поменять мнение людей.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Был конкретный момент, когда ты подумал: «Все, не буду общаться с медиа, удаляю инстаграм, пошли они все»? 

– Нет, все накапливалось. Я вроде бы прикладывал максимальные усилия на поле, безумно хотел забить этот первый гол за «Зенит», занимался индивидуально после тренировок, а гол все не приходил, что очень веселило ВГИК. 

Наверное, излишнее рвение мешало. Нужно было немного расслабиться, отпустить ситуацию, а я боролся. 

Конечно, нападающий должен забивать, кто бы что ни говорил про большой объем, игру в подыгрыше. Но если попадаешь в такой период, как у меня, не нужно ставить задачу забить главной. Механически-то я все знал, но бывают моменты, когда чуйка на голы пропадает.  

Наверное, самый яркий пример – Левандовски. Думаю, ни у кого нет сомнений, что это лучший нападающий в мире, но кто может назвать его самым техничным игроком? У него есть чуйка, которая идет от головы. Когда ты не напряжен, получаешь удовольствие – все получается. 

– Сезон-2018/19 ты провел в «Зените» вместе с Дзюбой. Не спрашивал у него, как бороться с давлением?

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Изначально у нас были конкурентные отношения – трудно было идти к Артему за советом. Это бы не красило меня, да и ему вряд ли было бы интересно.  

Иногда конкуренция мешает отношениям за полем, но мы с Дзюбой со временем притерлись друг к другу, неплохо общались. Конечно, мне хотелось его вытеснить из основы, но не получилось – объективно Артем последние два сезона играет на абсолютно топовом уровне для России. Так что он как раз пример, как нужно перебарывать ситуацию. 

Признается, что поплыл еще перед первым матчем за «Зенит» – в гостях с «Селтиком». С Манчини говорил только один раз (перед уходом итальянца) – из непростого состояния вытащила жена

– Денис Терентьев четыре года назад даже выбирал лучший мем про себя. Почему ты не переводил все в шутку? Даже с манекеном – ты же мог бы снять видео, придумать конкурс, разыграть этот манекен среди подписчиков.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Это как раз лояльность – сто процентов мне ее не хватило, сейчас думаю, что реакция Дениса, твой вариант – это как раз правильная реакция. Но пойми: у меня вообще не было опыта. Когда переходил из «Тосно» в «Зенит», у меня было всего 1500 подписчиков в инстаграме. 

Если честно, я немного поплыл еще в первом матче за «Зенит» – мы играли в Глазго с «Селтиком». Стою в подтрибунке, и тут начинается You’ll Never Walk Alone. Была только одна мысль: «Куда я попал? Что это?» Понятно, напротив нас был не «Ливерпуль», но «Селтик» – неплохая команда, поддержка фанатов их жестко заряжала. Я всю жизнь мечтал об этой атмосфере, мог ее представить только во сне. Она свалилась – и я остался в том же сне, не смог нормально оценить обстановку. На первое место вышла не тактика, не финты – просто борьба. 

Это грандиозный опыт – могу сказать, что горд временем в «Зените». Я точно не оправдал ожидания болельщиков, может, я где-то неправильно поступал, но это было крутое время. Лучшее в моей карьере.  

– При этом в первом интервью в «Зените» ты говорил, что понимаешь уровень ответственности и готов к ней. 

– Ну а кто бы сказал, что не готов?  

Сразу после перехода я был очень заряжен, проработал определенный план в голове. Когда что-то стало не получаться, появились переживания, они мешали. Не снимаю с себя ответственности, но нужно понимать, как «Зенит» играл в первой половине 2018-го – мягко скажем, не так, как все рассчитывали. 

– План в голове – что в нем было? 

– Закрепиться в «Зените», забивать чуть ли не в каждом матче. На сборах я же забивал в товарищеских матчах – думал, что все классно, так и будет в сезоне. Начался сезон – домашние 0:0 с «Амкаром». Так и поехали.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Плохие отрезки у меня были и при Семаке, но он постоянно с нами говорил. «Заба, расслабься», – возможно, самая частая фраза Богданыча мне. Он объяснял, что сейчас хорошее время, которое я провожу в большой команде, приношу ей пользу. Так и было, поэтому связь с тренером становилась прочнее, а я – менее закрепощенным.

С Манчини я говорил один раз – в последние дни его работы. Он подошел сам: «Антон, молодец, хорошо работаешь. К сожалению, не лучший период, но все объяснимо – когда переходишь из низших лиг, нельзя сразу скакануть на три уровня выше. Работай дальше, придет опыт на высшем уровне, все будет хорошо». 

– Что ты имел в виду, когда говорил, что Манчини топово общался с журналистами?

– Правильнее говорить, что у него был особый стиль общения с медиа. В раздевалке Манчини мог сказать: «Ребята, молодцы, сделали все что могли, но сегодня не наш день». Проходит час, заходишь почитать пресс-конференцию: «Хотел другого нападающего, полузащиты нет, защитники никакие».  

Возможно, так Манчини пытался нас мотивировать. В «Ман Сити» у него же тоже была война с медиа – он публично был недоволен Агуэро и Давидом Сильвой. Думаешь, в раздевалке хотя бы один тренер мира был бы ими недоволен? 

– Вы не пытались узнать у Манчини, почему он так выступает в медиа?

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Он в целом не много разговаривал – чисто рабочие моменты. Пришли на тренировку, отработали контракт, поехали домой. Манчини не звонил после тренировок, чтобы объяснить ошибки, не спрашивал, как дела в семьях – а часто футбольные проблемы приходят именно оттуда.  

Наверное, это можно назвать европейским подходом. Ты игрок, значит, ты профессионал – показывай себя на поле.  

– Раз Семак проводил индивидуальные беседы, выход из непростого состояния – его заслуга?

– Конечно, Богданыч очень сильно помог, но не могу не сказать про свою семью, жену. Семья – единственное, почему я еще на плаву, почему я играю в РПЛ.

Жена жестко реагировала на любой негативный комментарий – мне кажется, за эти годы она стала качественным психологом. Она перенастраивала меня, пыталась сделать так, чтобы я на все смотрел под другим углом.

Например, в игре ничего не получилось, грустный возвращаюсь домой. Жена говорила, что нужно забыть о матче, хоть он и действительно был неудачным. Иногда даже доходило до, казалось бы, минимального: ты здоров, у тебя есть дом, что тебе еще нужно?

– Не было мысли пойти к настоящему психологу?

– Нет, разговаривал только с женой. Мне кажется, это дело, которое нужно оставлять в семье.

У жены, кстати, психологическое образование – так что десять лет живу с психологом. Получается, из-за меня жене пригодилось образование. 

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Поменял отношение к футболу, когда сидел на скамейке в «Факеле», а жена была беременна. Теперь постоянно носит компрессионное белье, пьет много воды и ложится в 23:00

– Ты рассказывал, что во времена «Факела» мог загулять, а сейчас все, с кем я говорил о тебе, называют Заболотного суперпрофессионалом. Перелом случился после рождения первого ребенка?

– Да. Желание завести ребенка совпало с моментом, когда я опустился на дно, сидел в запасе в «Факеле». Жена была на седьмом-восьмом месяце, а я сижу на скамейке – конечно, задумываешься, что когда-то были мечты, вроде все было нормально, а сейчас все ужасно.  

Жена спрашивала: «Скоро у нас родится малыш. Что мы будем делать?» Конечно, нам хотелось дать ребенку самое лучшее, а у нас даже квартиры не было. Кредит, ипотека – ну их же надо выплачивать, а какая финансовая стабильность в ПФЛ? Отчаяние. Был один выход – забивать, чтобы взяли хотя бы на просмотр в клуб ФНЛ.  

Я стал себя ограничивать, воспитывать – например, стал раньше ложиться. В интернате ЦСКА мы ложились в 23:00, вот и я подумал: «Ты чего, интернатовскую жизнь совсем забыл? Почему так распустился?» То есть с детства в меня вложили правильные понятия, но в какой-то момент я почти все растерял.  

Потихоньку я набрал форму – в сезоне-2014/15 забил 10 голов за «Факел» в ПФЛ, мы вышли в ФНЛ. После этого снова меня откинуло назад – на старте мы получили очень тяжелый календарь, проиграли четыре матча подряд, меня посадили. Где-то 12 матчей я выходил на замену на 10-15 минут.  

Наверное, в тот момент можно было снова убиться: «Вот, я же попытался, но снова не получилось». Меня спасли «Тосно» и Дмитрий Парфенов – это была моя команда, сразу почувствовал контакт и уют. 

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам 

– Самое яркое из твоих воспоминаний о «Факеле» – сон в автобусе на матрасе и в компрессионном белье. Я знаю, что одно из интервью в «Зените» ты тоже давал в нем. Откуда это?

– Матрас – чистая импровизация. На выезды мы гоняли на не очень вместительном автобусе, по одному сидели только ветераны. Я же длинный, затекала спина – и тут просто бросил взгляд на проход. Положил куртку, лег на нее – вот оттуда все пошло.

В следующий раз пришел уже с матрасом и подушкой – конечно, сначала все ребята ржали, но потом говорили, что я нашел крутое решение. 

Компрессионное белье – спорная тема. У меня отекают ноги при полетах и длительных поездках на машине – галики так распухают, что не помещаюсь в обувь. Где-то услышал, что компрессионка помогает восстановлению мышц, решил попробовать. Проблемы исчезли.   

У меня большое потовыделение – в какой-то момент попробовал пить больше воды, 3-4 литра в день. Довольно быстро почувствовал, что стал легче переносить нагрузки – а потом читал в интервью разных спортсменов, что у них был такой же эффект. 

– Главное открытие о восстановлении за карьеру?

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– С 18 до 24 лет у меня были постоянные травмы – не мог найти середину нагрузки для организма, получал надрывы задней и передней поверхностей бедра. Так пришло понимание, что если происходит надрыв, то нужно уделять мышцам больше внимания, где-то их расслаблять, а не закачивать.  

Наверное, главный вывод банален: ради футбола нужно жертвовать обычной жизнью. Сейчас в «Сочи» есть молодые пацаны, предлагают покататься на великах после тренировок. Я говорю: «Ребята, какие велики? Сегодня пробежали 7,5 километра, завтра побежим столько же, через три дня игра. Может, лучше все-таки нормально восстановиться?»

– Самый профессиональный партнер в твоей карьере?

– Младен Кашчелан (играли вместе за «Тосно», сейчас Кашчелан в «Балтике» – Sports.ru). Я использую компрессионку только на ноги, а он – и на руки.  

Как-то в районе 23:00 написал ему сообщение: «У тебя есть сахар?» Он не ответил – подошел к нему на следующий день узнать, в чем дело. «Заба, ты чего, какой сахар? У меня отбой в 22:30». Вот поэтому он в порядке и в 37 лет. 

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

В ПФЛ поспорил с Артуром Нигматулиным на футболку Златана. Выиграл – теперь называет ее реликвией

– Ты неоднократно говорил о любви к автобиографиям. Галицкий не советовал их читать, потому что это проецирование чужой жизни на себя.

– Вот ты сказал, я задумался – хорошая позиция, но, думаю, на каких-то этапах в жизни нужно за что-то зацепиться. Внутри нас много физических и моральных сил, но не всегда они раскрываются до конца – видео или книга могут открыть этот ящичек, а ты оттуда достанешь то, чего недостает именно тебе.

Сейчас я редко читаю автобиографии, но когда сидел на скамейке в «Факеле», чувствовал, что мне это необходимо. Зимой 2015-го взял книгу Златана на сборы – увлекло. Об этом узнал Артур Нигматуллин. Артур рассказал, что его знакомые были в Париже, купили футболку Златана для него, но он готов ее отдать, если я забью 8-10 голов за весну. Возможно, Нигматуллин подарил бы мне футболку и так, но я завелся и забил эти голы. 

Эта футболка – как флаг победителя. Да, я могу, да, еще все реально. Сейчас она висит на стене в моем кабинете – настоящая реликвия. 

Вообще, у меня много интересных футболок – за это спасибо жене, она подкинула идею о коллекции. После дубля «Ростову» (4:2) забрал себе мяч – теперь он лежит на полке. Будем честны, первый настоящий дубль в РПЛ я сделал именно в этой игре. Два гола, которые я забил в июне («Ростову» при 10:1 – Sports.ru) – это не то что несерьезно, но тот матч вообще не хочется вспоминать.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Можешь выделить хотя бы один момент из автобиографии Златана, который до сих пор у тебя в голове?

– Не помню, кто из партнеров Златана об этом сказал, но был момент о послеигровой тренировке. Была какая-то несерьезная двусторонка, команда Златана проигрывала, и Ибрагимович начал орать на защитников. То есть даже тренировка – как последняя, всегда нужно побеждать. Думаю, это правильный подход. 

– То есть ты можешь напихать во время двусторонки?

– Конечно, и мне могут. Так было и в «Зените» – во всех командах проблемы должны решаться разговором, нормальным отношением к критике. Все хотят выигрывать, поэтому молчать – ужасно. 

Как Бесчастных подсказывал правильно открываться при подачах. В «Сочи» больше работают над командными взаимодействиями 

– Считается, что твоему прогрессу больше всех поспособствовал Владимир Бесчастных, работавший с нападающими «Тосно». Насколько это правда?

– В «Тосно» я впервые столкнулся с тренером нападающих. Бесчастных реально бился за нас – например, если на теории Парфенов говорил, что я или Женя Марков где-то недоработали, Бесчастных мог встать и ответить, что мы делаем все правильно.  

Когда Бесчастных что-то не нравилось, он не просто говорил об этом, а объяснял на эмоциях: «Блин, Заба, ну прием вполоборота!» У нас же вообще был легендарный тренерский штаб – Парфенов, Бесчастных, Ковтун, была потрясающая атмосфера. То, что они все были классными футболистами, реально влияло на восприятие происходящего.

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Чему тебя научил Бесчастных?

– Не то чтобы научил, но заострил внимание на действиях при фланговых атаках. Если наш игрок уже может подавать, нападающий сначала должен уйти за спину защитнику, чтобы тот потерял его из виду, а затем резко открыться на ближнюю штангу. 

Бесчастных просто забирал нас с тренировки – например, идет тактика для защитников на поле, Бесчастных нас с вратарями отводил на другую половину поля. Сам ставил мяч, навешивал – так мы отрабатывали завершение.

Похожий подход был в «Зените» – там часто помогал Тимощук, но это было не во время тренировки, а после нее. Если такое есть в двух командах, где такие тренеры, – это уже показатель, что нападающий обязательно должен работать и отдельно от команды. 

– Как с этим в «Сочи»?

– Федотов больше внимания уделяет не завершению, а командным действиям: тактике при обороне, при выходе из нее из-под прессинга, при быстрых переходах. При этом в «Сочи» никто не запрещает оставаться после тренировки и завершать – Федотов может на это посмотреть.  

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Иногда вообще забавно – с навесами помогает Эльмир Набиуллин, и тут подходит помощник Федотова Мурат Искаков: «Заба, да Набик же сегодня много отбегал, устал, давай я тебе помогу с навесами».  

Изменил отношение к хейту и отвечает болельщикам в инстаграме. Улыбки после голов детям «Ростова» – шутки над сотым голом Кокорина

– Насколько для тебя важно общественное мнение сейчас? 

– Как и раньше, читаю почти все новости про трансферы, интервью, но хейт – только если мне пишут комментарии и в директ в инстаграме. 

Последнее время даже стал отвечать. Кто-то пишет: «Ха, ну раз в год и палка стреляет». Я спрашиваю, почему человек так негативен, в ответ получаю: «О, ты мне ответил, красавчик!» Когда пишут даже не про игру, а про то, какой я урод, я вообще не понимаю – люди же не знают меня, как так можно писать?

К нам недавно приезжал Герман El Clasico – мы не были лично знакомы, но я знаю об «Амкале», об их челленджах. Это же классная тема – популяризация футбола, на их любительские матчи приходят дети, все красиво оформлено, позитивно. Так Герман рассказал, что ему тоже прилетает, пишут, что он занимается фигней. 

Если такое получает даже человек, вся деятельность которого настроена на позитив, то чего я обижаюсь? 

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

– Июньскую игру с «Ростовом» ты назвал матчем, который не хочется вспоминать, но от него нельзя уйти. Матч закончился, вы зашли в раздевалку, взяли телефоны – что было дальше? 

– Была реакция, как будто мы совершили преступление, как будто мы подсудимые в суде. Наверное, бездействовать было нельзя – поэтому мы с женой написали пост в инстаграме, пара сотен людей адекватно на него отреагировали, даже в комментариях пошла заруба. 

– А о чем говорили в команде до игры?

– Утром в день игры мы готовились играть двусторонку – уже была информация, что основа «Ростова» заболела, никто не предполагал, что дальше все пойдет так неадекватно. 

На обеде узнали, что приедут молодые – конечно, все понимали, что будет скандал, Саня Кокорин даже сказал: «Почему в моей карьере все всегда так?» Его можно понять – у него на носу был 100-й гол, а тут такое совпадение. 

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Перед матчем мы никого не разбирали, а Федотов сказал, что нам нужно получить нагрузку и сохранить игровые кондиции. Первая минута – мы пропускаем, стадион радуется голу. Конечно, мы очень завелись.  

Все обсуждали, что я затолкал ребенка в ворота при первом голе. Это был игровой момент – что мне было делать? Была борьба, если судья зафиксировал бы нарушение, я бы поднял руки, извинился бы перед пацаном и сказал, что перегнул. Судья, ВАР посчитали, что все в пределах правил.  

Улыбки были, не буду спорить – после гола Кокорина. Возвращаемся к обеду – конечно, мы немного потравили Саню, что его сотый гол пришелся на такую игру, хотя действительно все были рады.  

Я радовался своим голам – сжимал руки в кулак, этого тоже не буду отрицать. Но я не забивал несколько месяцев, не забил пенальти в том матче – просто многое выплеснулось именно после тех голов.  

Дальше мы неплохо сыграли с «Зенитом», я забил – кто об этом говорил?

Честное интервью Заболотного: как поплыл на старте в «Зените» и поменял отношение к хейту и шуткам

Конечно, таких матчей, как с «Ростовом», быть не должно, но я искренне не понимаю, в чем виноваты футболисты «Сочи». 

телеграм-канал/твиттер Дорского

Подкаст Дорского с аналитиком «Сочи» Евгением Шевелевым. В последнем выпуске обсуждали шансы наших в еврокубках

Я полтора года не играл из-за травмы и думал, что это конец. Но теперь я в РПЛ и даже забил. Открытое письмо Кирилла Заики

Фото: instagram.com/zabolotniy_anton; РИА Новости/Михаил Киреев, Алексей Даничев, Алексей Филиппов, Владимир Федоренко; pfcsochi.ru; zenitbol.ru; instagram.com/zenit_spb; Gettyimages.ru/Ronny Hartmann/Bongarts, Epsilon; vk.com/pfcsochi

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

7 + шесть =