Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Гигантский разбор магии, которая сделала «Арсенал» непобедимым.

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

– Кто был вашим лучшим партнером по нападению? Или вы предпочитали быть единственным форвардом?

– (без лишних колебаний) Деннис Бергкамп. Деннис.

Так Тьерри Анри ответил на вопрос о лучшем напарнике. Объединившись в «Арсенале» Венгера, Бергкамп и Анри настолько хорошо изучили манеру друг друга, что каждый из них становился катализатором игрового стиля партнера.

Связка Анри-Бергкамп отражала суть непобедимого «Арсенала»

Дуэт нападающих был украшением «Арсенала» начала 2000-х. Команда действовала в четкой атакующей структуре и по единым принципам. Вот несколько из них:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Давление на уязвимые точки, инструменты взлома соперника через позиционную или быструю игру, размашистые развороты внутрь, наказание за слишком высокую линию или слишком медленных защитников, важность переходных эпизодов и отдельных пространств – так функционировала атака «Арсенала».

В базовой расстановке 4-4-2 Анри располагался чуть выше и левее, Бергкамп – чуть позади и правее. Анри чаще действовал от скорости и срывался с линии офсайда («pace-forward»), Бергкамп отходил в глубину («away-forward», удаленный). Это не мешало им меняться местами. Ни одного из них нельзя было назвать форвардом штрафной. Штрафная – естественная территория для завершения, но самое интересное в парном взаимодействии таилось за ее пределами.

Нельзя оценивать связку Бергкамп-Анри в отрыве от ДНК команды. Если коротко, «Арсенал» той эпохи обладал сочетанием не только классных футболистов, но и механизмов, способных раскрыть силу состава. Три главные составляющие:

1. «Арсенал» прекрасно распрямлялся со своей половины. Основой служила предрасположенность к игре в 1-2 касания, подобные сценарии тщательно тренировались:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Отчасти поэтому специалисты того времени применяли в отношении команды эпитет «training-session goal» («как на тренировке»). Вполне естественно, что Тьерри и Деннис отлично чувствовали себя в условиях, когда необходимо играть быстро и точно, с высокой скоростью передач и готовыми решениями до приема. Бергкамп даже уточнял интервал подобных атак, оттачиваемых на манекенах базы в Колни (около 10-12 секунд на преодоление внушительного пространства). Отсюда вытекала другая особенность, присущая всем классным командам в любые исторические эпохи – они безжалостно наказывают за ошибки. Это черта больших чемпионов. Тот «Арсенал» Венгера исключением не был.

2. Команда искала одноклубника в наилучшей позиции, пытаясь либо просто улучшить конкретное владение, либо вывести партнера на открытую площадь ворот. Показательный пример с пояснением:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Дерби, давление зашкаливает.

Гол № 1: сольный проход Анри со своей половины. Все это время чуть левее параллельно бежит Бергкамп, в эндшпиле предлагая простой вариант, упрощающий завершение. Анри реализует сам.

Воспоминания Тьерри: «За несколько дней до этого я совершил еще более впечатляющий проход, но в концовке отдал мяч на Юнгберга. И сказал себе тогда: теперь я пойду один. Не имеет значения, кто находится в лучшей позиции, я пойду один. Одурачил одного защитника, второго, а затем увидел Денниса рядом и понял: «О, это же Деннис». Мне нравится играть в футбол правильно, но я должен был завершить тот момент самостоятельно. Если ты забиваешь такой гол – ты прав, если промахнулся – ты допустил ошибку».

При втором голе Анри исправился и отдал эту самую улучшающую, экстра-передачу, при третьем – Пирес ассистировал Вильтору. Победа 3:0. Два гола – через дополнительный пас на партнера в более выгодную позицию, еще в одном – такую возможность предоставлял Бергкамп, но Анри решил самостоятельно.   

Один из наилучших атрибутов, какой только можно пожелать любой команде, особенно в группе атаки – бескорыстность (не зря к тому «Арсеналу» применяли эпитет unselfish). «Наверное, чтобы добиваться чего-то значимого, необходимо быть командой друзей», – резюмирует Бергкамп.   

3. «Арсенал» пытался как можно активнее растащить линию обороны, чтобы расширить коридоры, имел множество отрепетированных комбинаций, предлагаемых маршрутов от игроков без мяча, загружал уязвимые зоны:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

В таких ситуациях выбор соперника предполагал как минимум одну уязвимость. Если сохранять компактность, то в левом (реже – в правом) пространстве для Денниса всегда была припасена широкая опция, «забытый», угрожавший рывком по тылам – Анри, Коул, Пирес. Отсекать флангового защитника противника (прием, который сейчас в промышленных масштабах практикует, например, «Сити») – фишка голландца. Если же ты дисциплинированно держишь ширину, получаешь увеличенные коридоры в середине. Мастер уровня Бергкампа в таких условиях всегда будет катить острые передачи за спину.

Особенности взаимодействия: скорость Анри, интеллект Бергкампа и телепатия

Голландец обладал прекрасным пониманием пространства и умел ускорять или замедлять розыгрыш, иногда – вплоть до крайностей:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Анри чуть левее центральной оси поля с удовольствием принимал такие передачи от напарника.

Скорость предложения (открывания) – новая особенность: рывок Анри становился сигналом для Бергкампа, получение мяча Бергкампом в перспективной позиции – обратным сигналом для Анри. Максимальное сокращение временного интервала, чтобы синхронно оценить эпизод с разных ракурсов – это и есть пресловутая сыгранность.   

Бергкамп умел выжидать нужный момент, вот как это качество описывал Юнгберг применительно к одной из его голевых передач: «Любой другой игрок сыграл бы первым касанием и начал орать, что я не побежал. Но Деннис видит, что игрок не двигается, поэтому ждет».

Временами казалось, что главная основа внутренних связей – телепатия. Наиболее точный пример выстроенности и отлаженности процесса:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Деннис еще только принимает в ногу мяч из центра полузащиты, а Тьерри уже закладывает вираж. Один прямо за спиной другого, передавая мяч как эстафетную палочку.

Бергкамп признавался, что его наилучшая позиция, еще со времен «Аякса» – это «нападающий в тени» («shadow-striker»), различие лишь в том, какой партнер и в какой системе создает ему больше пространства. Он всегда предпочитал, чтобы рядом действовал основной, ударный форвард. Отсюда и главная зона угрозы Бергкампа, обусловленная еще одним тактическим аспектом: в Англии голландец обнаружил, что против четверки в обороне можно гораздо эффективнее использовать зону между защитниками и полузащитниками. Здесь и второй темп, и нырки в глубину поля, чтобы чаще соприкасаться с мячом, и возможность прошивать последнюю линию.    

«С Тьерри все было немного по-другому, потому что с ним вы иногда можете играть вслепую. Он обладал силой и скоростью, чтобы добраться до мяча. Но я всегда искал это в партнерстве. Думаю, что одной из моих сильных сторон всегда было то, что я мог адаптироваться к другим футболистам. Я вижу себя, вписанного в рисунок команды, а не команду, играющую вокруг меня. Я мог приспосабливаться», – отмечал Деннис.

Выход связки на пространство вынуждал соперника перестраиваться, размениваться на ходу, что порой приводило к убийственным контратакам:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Расположение Бергкампа в диагональ, за правым плечом Анри – привычная манера взаимодействия. Эти двое не так часто сходились плотнее, в одной точке поля, что лишь подчеркивало достоинства Бергкампа – располагаться на орбите, брать зазор, выбирать точки в глубине с наилучшей панорамой всего поля, где есть время для оценки.

Скоростные атаки и гол Виейра в чемпионском матче, который француз проиллюстрировал отличной характеристикой: «Я не люблю открываться вхолостую, но если с мячом был Деннис, то я обязательно побегу». Стандарт у ворот «Арсенала», чем не повод наказать соперника за то, что не взяли подбор:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Анри разогнал, Бергкамп открылся, Виейра замкнул, Пирес страховал прострел. Даже уложились во временной интервал голландца для быстрых атак: 12 секунд от первого касания Анри на радиусе своей штрафной площади.

«Существует еще одна важная вещь – это предпоследний пас. Некоторые из них можно показывать отдельно в Match of the Day. Получается, что гол хорош, голевая передача хороша, но самое важное, что атака началась с изумительной передачи. И тогда можно увидеть развитие атаки: как она зарождалась, как привела к голу», – отмечал важность подобных передач Бергкамп. Сам он был мастером не только последнего, но и предпоследнего, вскрывающего соперника, паса.

Важная часть игровых отношений – опыт Денниса и его умение сделать шаг назад там, где он может лишь помешать:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Скорость и легкость Анри – характеристика, которая вызывала наибольший интерес у Пола Скоулза: «Что меня поражало, так это его способность, как тогда казалось, никогда не потеть. Он мог пробежать 100 метров, преодолев 5 соперников и даже не запыхаться в концовке». Вот один из знаменитых рейдов  Анри, где в эпизодической роли выступил Деннис Бергкамп (смещается в сторону, открывая больше площади в дальнем углу):

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Вовремя убраться с дороги француза – то ли талант, то ли инстинкт его напарника. Эти затяжные проходы с эффектным завершением, по признанию Джейми Каррагера, делали Анри «не только великим бомбардиром, но и автором великих голов».

Направленность форвардов в плане движения:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Анри уходит глубоко внутрь штрафной площади, значит Бергкампу незачем дублировать его движение и можно дать по тормозам, предложив Юнгбергу иной вариант.

С точки зрения манеры передвижения классификация была примерно такой: Анри – sprint-forward, Бергкамп – jog-forward (пробежка, средний темп). Если с первым термином все более или менее понятно (ускорение на первых метрах, объем открываний, набор скорости из глубины, способность держать ее на дистанции), то Бергкамп, особенно поздний – это тип игрока, который блуждал по зонам, в глубине, стягивался к мячу в позиционных атаках, прилипал к бровке, где меньше давления под получение. Эти различия делали связку еще более опасной, ибо каждый занимался своим делом в приемлемом темпе. Бергкамп в основном ускорял мяч, реже ускорялся сам и параллельно искал способ ускорить Анри.

Сосредоточиться на ком-то одном, слишком вжаться – значит получить что-то подобное:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Следующую характеристику партнерства, взаимное уважение, обозначил Бергкамп, описывая тренировочный процесс: «Мы никогда этого не делали, не соревновались друг с другом непосредственно, лицом к лицу. Было столько уважения на тренировках. Несомненно, он опередил бы меня в плане скорости. На занятиях, когда нужно было соревноваться друг с другом, и мы попадали в одну пару, Тьерри переходил к кому-то другому, я поступал аналогично. С другими игроками вы хотите сделать заявление. Но я против него? Нет!».

Момент, в котором Деннис чуть выждал и скатил мяч под маневр француза:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Для Бергкампа было важно установить особый тип взаимоотношений с игроками разных амплуа: «Не буду называть имен, но в моей карьере встречались футболисты, с которыми построить особенные взаимоотношения не получалось. Эти ребята получают мяч, смотрят под ноги, контролируют его, только затем поднимают взгляд, видят движение партнера и делают передачу. Слишком поздно».

Глаза на затылке Денниса, переадресация вслепую, в ту последнюю координату, в которой был замечен более молодой партнер:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Мастером верховой борьбы голландец, конечно, не был, но адресно скинуть на партнера, под его любимый сценарий, вполне мог.

Отойти с траектории движения Анри – дело одно. Встать помехой при штрафном ударе напарника и всячески мешать вратарю соперника? Нет проблем:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Разрезающие пасы, скидки, навесы, дальние передачи – вариативность взаимодействия была слишком широкой

Передачи между парой могли быть абсолютно разными. Момент, который максимально точно иллюстрирует интеллект Денниса:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Он не видит достаточного зазора, чтобы отсечь защитника. Такая передача, по его мнению, просто не пройдет, поэтому лучше вложить мяч непосредственно в ногу Тьерри. Первое же касание француза – «длинное», им он бросает мяч на пространство и организует себе поединок в скорости (если это можно назвать поединком, учитывая разницу в стартовом ускорении).

«Было похоже на то, что вы можете совершить открывание, любое открывание, и даже если между вами несколько соперников, Деннис найдет тебя передачей», – описал эту характеристику голландца Анри.

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Приемы в безопорном положении – это один из знаменитых элементов в первую очередь самого Бергкампа. Анри называл одноклубника учителем: вполне может быть, что и качество обработки тяжелых длинных передач перенимал именно у него.

Помимо прочего, Арсен Венгер выделял в Анри 10-ярдовый спринт (короткий рывок), взрывную скорость со стартовых колодок, умение оторваться от защитников, сбежать в отрыв. Если учесть дополняющий навык от Бергкампа (желание создавать фору нападающим в 5-6 ярдов проникающей передачей), то вся группа атаки «Арсенала» получала дополнительное преимущество. «Тьерри играл за «Арсенал» так, что казалось: ему 20 лет, а все остальные – в лиге U12, никогда не видел ничего подобного», – раздавал комплименты Пол Мерсон.

Заброс Бергкампа с фланга, сложная обработка от Анри в прыжке:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Следующий тип взаимосвязи – подачи:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Точки, из которых Бергкамп пасовал, и диапазон передач говорят еще и о том, что для сочетания Денниса и Тьерри не было запретных зон и способов доставки: надо сыграть длинно и от бровки внутрь, подать или отдать сквозь скопление на 7-8 метров – не вопрос.

«Деннис был примером для каждого из нас. Если ты считаешь себя достаточно умным, но не понимаешь, как учиться у него, то на самом деле – ты идиот. Ему даже не нужно ничего говорить, не нужно подходить к тебе. Просто смотри и впитывай, наблюдай», – резюмировал Анри. Один из принципов «Арсенала», озвученных Деннису Арсеном Венгером, предполагал, что «мяч всегда должен ходить через самых умных футболистов в команде».

Бергкамп: принципы обострения, техника и мелочи как основа его уникального стиля

Голландца отличало мышление перфекциониста, инженера. Он с детства занимался геометрией, все время что-то чертил и вычислял. Для него упорядоченность в быту была синонимом упорядоченности на поле. Бергкамп максимально четко объяснял игру (чем сильно облегчил мою работу), конкретные технические детали, суть и важность мелочей. Однажды ему даже повесили камеру на велосипедный шлем и пытались понять, как он видит пространство и процесс изнутри.

Еще одно замечание о месте голландца в системе «Арсенала». Левая часть атакующей структуры команды была перегружена классными исполнителями, поэтому Деннис часто располагался в глубокую диагональ и ждал рывков, начала движения кого-то из трио Анри-Пирес-Коул с фланга либо Виейра из глубины. Выглядело примерно так:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Левый канал перенасыщался атакующими игроками, туда шли как диагонали, так и обилие вертикальных передач. Высокая линия обороны – сигнал к забросу на Анри, когда временами можно чуть пренебречь точностью, просто бросив мяч на пространство – француз был способен компенсировать недостатки передачи ускорением.

Принципы (правила игры) Денниса Бергкампа через его слова и терминологию:

• грань удовольствия от забитого мяча и голевой передачи с течением карьеры постепенно стиралась, сдвигаясь в сторону последней;

• пас нужно отдавать так, чтобы сделать большую часть работы за партнера, максимально упростить ему задачу;

• нужно учиться оценивать пространство в сложном потоке движения;

• за каждым действием должна стоять мысль;

• каждый партнер индивидуален: набора скорости Коулом и Юнгбергом приходилось ждать, на Анри можно отдавать с большим запасом и так далее;

• оценка пространства на примере указанного пространства слева. Если правый вингер соперника недостаточно усердно отрабатывает подключения Эшли Коула, то эту зону нужно вскрывать наиболее активно, дополнительно учитывать степень дисциплины и особенности конкретного противника;

• хороший проникающий пас дает партнеру 5-6 ярдов пространства за линией обороны дополнительно;

• ключ – понимание дистанций в обороне и в атаке;

• необходимо играть быстро, в идеале в 1-2 касания. Первым, в обработке, устанавливается контроль, мяч обездвиживается («становится мертвым»). Вторым нужно стараться создать максимум проблем защитнику, оно должно быть позитивным. Прием, контроль, пас – 3 части единого целого;

• значение «зрительного контакта» с принимающим/пасующим игроком;

• если вы играете красиво, то это должен быть поиск эффективной красоты;

• размышляя об игре, Бергкамп оперировал собственной терминологией: «понимание расстояний», «смена картинки», «просветы», «обостренное чувство детализации» и так далее;   

• различие между хорошими и великими футболистами – умение быстро адаптироваться к любой ситуации, картине матча.

Про технику Бергкампа ходят легенды, и здесь важно обратиться к нюансам. Деннис был очень старомоден в плане подхода к экипировке. Только черные бутсы с белым логотипом в момент повальной моды на разноцветные пары (с этой точки зрения Анри – полная противоположность, мог менять гамму хоть к каждой игре).

Голландец никак не поддавался на уговоры спонсора, а если и соглашался на изменения, то участвовал в разработке модели самостоятельно. Обычно Деннис использовал не более двух пар за сезон, долгое время не подпускал к бутсам персонал клуба и единолично ухаживал за ними: чистил, разнашивал до идеальной совместимости, смазывал по четыре раза, сушил, запихивая в них газеты. Старая школа. Кому-то эти детали покажутся незначительными, но это и есть Бергкамп. Идеальный контакт с мячом достигался именно так:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Кроме того, Деннис отказывался от части фиксирующей амуниции. Например, чтобы голеностоп оставался максимально свободным. Да, карьеру пришлось завершать отчасти из-за болей в ахилловых сухожилиях, но играл «айсмен» достаточно долго. 

Секрет же, по словам Бергкампа, прост: тренировки формируют инстинкт, который помогает решать однотипные эпизоды в играх, под высоким давлением. Форвард отмечал, что пытался визуализировать следующие 2-3 секунды, предугадать, как может измениться ситуация на коротком временном интервале. Некоторые голевые передачи Денниса не поддавались категоризации: вертикальные «гвозди», медленные и очень мягкие с повышенным уровнем вращения, вылетающие под непредсказуемыми углами с ближних подступов к штрафной площади + классная работа голеностопом:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Йан Райт когда-то очень точно заметил: «Деннис пасовал удобно для меня и неудобно для защитника. Даже бить не надо, он сделал почти всю твою работу. Он улучшал меня процентов на 30-40».

Бергкамп прекрасно знал партнеров, их манеру и пытался с каждым выстроить особенный тип отношений. Атакующие полузащитники или фланговые форварды (Овермарс, Юнгберг, Пирес, Рейес, Вильтор) – один тип, включения центральных полузащитников (Виейра, Жилберто) – второй, напарники по нападению – третий. Понимание того, что нельзя кормить Анри и Кану однотипной доставкой для футболиста уровня Денниса – это азбука. К тому же с годами Бергкамп становился меньше бомбардиром и больше ассистентом, а опыт взаимодействия с Райтом и Анелька значительно помог ему быстро установить прочную связь с Анри в будущем.

Тщательный выбор позиции, обработка жесткой передачи левой ногой так, чтобы после первого касания мяч прилип и сразу лежал под ведущей ногой:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Вся эта нестандартность вела к тому, что противодействовать Бергкампу было чрезвычайно тяжело. Вот что можно предложить, но опять же – сугубо в теории, на бумаге: не терять из вида, оказывать давление в приеме, чтобы лимитировать по времени, заставить совершить больше трех касаний и начать ведение, играть жестко и на грани фола. Ангелом на поле Бергкамп не был, мог ответить, причем это был один из первых уроков, полученных им после переезда в Англию – нельзя, чтобы тебя запугали, потушили первым жестким приемом или стычкой. В целом же связать голландца контактом было достаточно сложно: зачастую он играл от интуиции и своевременно избавлялся от мяча.

При всей изящности, форвард предпочитал решать некоторые эпизоды быстро и максимально эффективно:  

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Простота – страшная сила. Однажды Деннис выразился еще красочнее: beautiful simplicity («прекрасная простота»), по заветам Йохана Кройффа. Бергкампу всегда нравилось наблюдать за карьерой Роджера Федерера, стильного и умного представителя другого вида спорта. Он находил это стилевое сходство, в чертах и алгоритмах: контроль – терпение – прекрасное решение – обман соперника.

Другая интересная параллель была озвучена Франком Де Буром, про Денниса-тренера юношеских команд. Она красноречиво говорит нам о том, насколько сильно Бергкамп любит футболистов с обостренным чувством пространства и умением его находить: «Деннис с энтузиазмом начал рассказывать мне о талантливом мальчишке в его команде. Это был парень, который максимально напоминал Бергкампу его самого в этом же возрасте. Когда он говорит о ком-то такие вещи – для тебя это важный сигнал начать пристально следить за юношей». Мальчишку звали Донни Ван Де Бек.

«Он был абсолютным волшебником. Если бы Бергкамп играл на снегу, то не оставлял бы следов. Настолько он был хорош, буквально плыл по полю. Его чувство мяча! Посмотрите на 100 его голов за «Арсенал» или лучшие из них и обнаружите такие, которые просто не с этой планеты», – объяснял стиль голландца Пол Мерсон.

Умение ориентироваться на поле, зрительная память – очередная характеристика Денниса как умного футболиста. Здесь он не смотрит на мяч до определенного момента, проверяет наличие поддержки внутри поля, убирает защитника и подает точно в голову Жилберто, второй подобный взгляд он бросил уже перед самой подачей:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

За голландцем тянулись люди на тренировках, практически все партнеры выделяли в нем идеальную трудовую этику. Бергкамп на тренировках – фанат мелочей: делал поправку на ветер, просил заменить недостаточно накаченные мячи, всегда 100 % отдачи, стремление отдавать пас в сильную ногу, шлифовка отдельных элементов.

Все это делало Денниса особенным в глазах болельщиков «Арсенала», скандировавших в концовке сезона One more year! («Еще один год!») 36-летнему ветерану.

«Если бы мне пришлось выбрать только одного партнера по атаке, то я бы сказал – Тьерри, из-за сезона «Непобедимых». Есть разница между просто навыками и функциональными навыками. Навыки Тьерри были идеально функциональными. В нем было что-то, стоящее за каждым движением: найти удар, получить передачу. Марко (Ван Бастен) располагал другими навыками, был прекрасным завершителем и обладал всеми этими замечательными касаниями. Трудно решить, но я скажу Анри, потому что дольше работал с ним на тренировках и у нас были действительно партнерские отношения», – рассказывал Деннис.

Анри: уникальное многообразие методов завершения атаки

Весь комплекс навыков своего напарника Бергкамп описывал как the complete package («полный пакет»). Сила связки была еще и в том, что один умножал достоинства другого. Голландец объяснял важную часть их взаимодействия: «Это работает только с теми партнерами, которые могут правильно прочитать твои передачи». Внутренняя взаимосвязь в дуэте, по словам Денниса, должна была работать таким образом, чтобы как можно чаще оставлять Анри один на один с защитниками соперника, ставить партнера в выгодное положение.

Классика от француза:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

На секунду вернемся к тому, как четко Бергкамп объяснял футбол и его личной терминологии. Голландец (правда, применительно к передачам) использовал такие термины как «загибать траекторию» и «подкрутка, степень вращения». Аналогично Анри находил возможности оказаться в излюбленных точках, чтобы применить свой коронный прием, задавая огибающую траекторию практически на автомате.

Секреты завершения Тьерри:

• точно знайте, что будете делать дальше («ты не изобретаешь то, как действовать дальше, что выбрать, это должно быть уже сохранено в твоем внутреннем шкафчике»);

• заставьте защитника потерять баланс, манипулируйте им, двигайтесь;

• смотрите на лучших. Например, на бразильца Роналдо (высокая скорость + контроль и хладнокровие в сочетании с ней);

• тренируйте даже безумные вещи – иногда это действительно работает;

• оттачивайте мастерство тренировками, оставайтесь после них, сделайте кого-то из вратарей и манекенов на тренировочной площадке лучшими друзьями. Тренировки – залог автоматизма в игре, перед воротами;

• не паникуйте, не спешите («у вас больше времени, чем вы думаете»), доверяйте себе;

• дайте вратарю остановиться, зафиксироваться при сокращении им дистанции.

«В нем было что-то, чем не обладал ни один французский футболист. Он мог делать все: забивать голы, ассистировать, подавать, создавать пространство другим. И он борется за каждый мяч», – высоко оценил соотечественника Мишель Платини.

Статистика и необычные траектории, которые мог придавать ударам Тьерри:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Показательный момент: к двум лучшим бомбардирам в истории клуба оказался причастен Деннис Бергкамп, ведь Райта голландец оценивал чрезвычайно высоко и тоже сформировал с ним грозную связку.

Не зря про Анри говорили и то, что он может разрушить ваш день и скальпелем, и кувалдой:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Анри называл стадион «Хайбери» «мой сад» (размеры поля – 100 х 67 м, а 76% своих голов в АПЛ форвард забил в Лондоне), поляна которого была очень компактной. Предшественник француза Йан Райт называл Бергкампа архитектором пространства, что значительно облегчало задачу бомбардирам «Арсенала» даже в условиях некоторого дефицита пространства.

Один из главных соперников француза и его стилевой антагонист – Руд Ван Нистелрой. Прекрасный бомбардир внутри чужой штрафной площади, по-хорошему жадный до гола, для которого красота футбола заключалась в процессе доставки мяча за линию ворот. Это единственное, что имело для него значение. Методы, стилистика – разные, цель – одна.

Сэр Алекс Фергюсон говорил про бывшего подопечного: «Он был одним из самых эгоистичных завершителей, которых я когда-либо видел. Интерес к построению игры? Количество ярдов, которое он пробегал? Количество спринтов? Нет, единственный аспект, который его интересовал: сколько голов забил Руд Ван Нистелрой?»

Голландец воспринимал Анри как личного соперника, внимательно следил за статистикой. Француз отмечал, что стоять и ждать мяча – не его способ игры: лучше выходить из штрафной площади, опускаться в середину поля, сваливаться на фланги, путать центральных защитников открываниями, создавать пространство для других. Два диаметрально разных подхода, каждый из них был по-своему хорош: эти различия и формируют интерес к игре.

Анри не просто обеспечивал «Арсеналу» голы, но и обладал спектром качеств, которые несколько выходили за рамки игры. «Я не узнаю себя в тех игроках, которых вижу сегодня. Есть только один, который будоражит своей игрой – Тьерри Анри. Это не просто замечательный футболист, он шоумэн, артист», – признался как-то Джордж Бест. Если Бергкамп восхищал красотой исполнения элементов, то его напарник еще и бросал вызов сопернику, играл на публику, делал лигу интереснее.

Техника Денниса – его визитная карточка, нечто всплывающее в памяти автоматически, когда речь заходит о нем. Но француз также был оснащен на высшем уровне, соответствовал по этому критерию в дуэте. Как подтверждение – мнение Роналдиньо, чья техника не может подвергаться сомнению: «Анри – блестящий игрок, он обладает совершенной техникой. Я обожаю наблюдать за ним. Очень уважаю его как человека и футболиста. Он напоминает мне самого себя». Зидан оценивал форварда столь же высоко: «Тьерри Анри, возможно, самый технически одаренный футболист, когда-либо представлявший нашу прекрасную игру».          

Обмен функциями: передачи Анри и завершение Бергкампа

Нельзя сводить дуэт Бергкампа и Анри к союзу лисицы и гепарда, где хитрость одного работала на скорость второго. Обратных эпизодов тоже достаточно:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Пауза от Анри, отвлекающая работа на связку кого-то из одноклубников (Фламини), забегание и завершение Бергкампа. Детали эпизода в развитии:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Интересная особенность: функции в паре распределялись не по принципу «ведущий-ведомый», а на основе симбиоза, работы от конкретного сценария. Тонкая передача Анри из репертуара Бергкампа + рывок Денниса из глубины:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

20 голевых передач в одном из сезонов – напоминание о том, что Анри действительно был многопрофильным нападающим. Ценность классного голевого паса Тьерри определял так: «Как по мне, самая прекрасная вещь – это когда ты отдаешь пас в той ситуации, когда можешь забить сам. Ты знаешь, что достаточно хорош, чтобы реализовать этот момент, но отдаешь мяч. Делишься. И видишь удовлетворение в глазах другого парня. Ты знаешь, он знает. Все знают».

Вылет в контратаку со стандарта у своих ворот, разгоняющая передача от Анри + соревнование в скорости и хладнокровная казнь от Денниса:

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Завершение этого эпизода уходит корнями в юношеские годы Бергкампа – в «Аякс». «Иногда над вратарем полно пространства, а в углах его минимум. Это не желание похвастаться техникой, а чистая эффективность прекрасным способом», – размышлял Деннис.

Нельзя забывать, что лучший гол в истории «Арсенала» (по версии болельщиков клуба, в ворота «Ньюкасла») забил именно Бергкамп, а не Анри. Тьерри не принимал участия в той игре, где Деннис забил знаменитый гол с пируэтом. Реакция француза с дивана: «Что?!». Про тот мяч «Ньюкаслу» заслуженно и много написано, а сам Бергкамп признает, что в нем была большая доля везения, импровизации, чем в других его выдающихся голах. Именно отсутствие фазы холодного расчета не позволило Деннису поставить гол «Ньюкаслу» на первое место в его личном списке. Не забываем и об уникальном достижении Бергкампа: однажды сразу три его гола заняли весь пьедестал в традиционном соревновании за гол месяца («BBC Goal of the Month competition»). 

Футбол связки Бергкамп-Анри – искусство

Дуэт Бергкампа и Анри – это как будто галерея искусств и промышленная фабрика по производству голов на время оказались по одному адресу, в одном здании, построенном Арсеном Венгером.

Этот эпизод обнаружил последним, и он прекрасно иллюстрирует основу базового взаимодействия с участием Бергкампа (с существенным отличием, здесь в роли Анри – совсем юный Ван Перси):

Футбол пары Бергкамп-Анри – искусство. Они идеально дополняли друг друга (и при необходимости даже менялись ролями)

Несколько секунд юноша активно просит поперечный пас, но Деннис его игнорирует. «Я не отдам тебе такую передачу», – как бы говорит он всем видом. Итог: вместо приема передачи с неизвестными перспективами в 25 метрах от ворот Ван Перси расстреливает вратаря из центра штрафной и первое же его касание – голевое.  

Практически нет сомнений, что Анри в аналогичной ситуации не стал бы жестикулировать и просить мяч в ноги, а сразу рванул за спину. Реакция на гол от Робина весьма красноречива – он побежал к Бергкампу и стал благодарить соотечественника за ювелирную передачу. Весь его вид как будто отвечает: «Спасибо за урок, Деннис, теперь я понял!». Тьерри невольно описал и главную проблему юных напарников Бергкампа: «Когда я был молод, пытался делать то, чего хотелось мне, а не то, чего требовала игра». Так и здесь: Ван Перси тогда едва поступил в начальную школу имени Бергкампа, а Анри уже заканчивал последний курс университета голландца.

Деннис признавался, что на завершающем этапе карьеры для него было важно отдать не просто голевой пас, а идеальный голевой пас. Конечно, проходило далеко не всегда: «Временами получалось очень криво, но я извлекал уроки из промахов, продолжал стараться. Неточность в расчетах – это сразу глупый пас».

Резюмировал итоги сотрудничества старший из дуэта форвардов: «Я наслаждался, пытаясь снабжать партнера, стараясь тем самым создать сильную пару. Это подходило и мне, и моим напарникам – большую часть времени они завершали, а я готовил почву. Я мог приспособить себя к разным игрокам. Тьерри был, вероятно, самым совершенным футболистом, с которым я когда-либо играл. Вы на самом деле не могли найти у него какие-то изъяны или назвать что-то, в чем он был не так хорош. Он также обладал суперменталитетом. Он был победителем».

«Каждый пас как подарок», – говорил Йан Райт о Бергкампе. «Лучший способ остановить Анри? C ружьем!» – описывал Анри Джанлука Виалли. Что случается, когда два человека с такими характеристиками объединяют таланты и работают в одной связке, мы видели на примере того «Арсенала».

Фото: Gettyimages.ru/Gary Prior /Allsport

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

одиннадцать − 6 =