Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Даниил Шамкин рассказывает историю любви к клубу.

Появление своих воспитанников в основе «Зенита» в эпоху «Газпрома» – бесконечная боль петербургских болельщиков. За 14 лет в главной команде закрепились (и то – неполноценно) Алексей Ионов и Максим Канунников, а защитник Илья Скроботов сверкнул, забив в ворота «Динамо», и почти тут же утонул в «Зените-2» (в прошлом году еще и порвал кресты).  

Три новые надежды «Зенита» – 21-летний Леон Мусаев, 18-летний Данила Прохин и 17-летний Даниил Шамкин. В отличие от предшественников, все трое – воспитанники клубной академии, а не СДЮСШОР «Зенит» (вторая школа в Петербурге, не привязанная к клубу; самый известный выпускник – Александр Кержаков). Прохин пока играл за основу только в Кубке России, Мусаев в обойме с прошлого сезона, а Шамкин дебютировал за главную команду в матче против «Урала» – как раз перед приостановкой РПЛ.

Перед вами – история Даниила Шамкина, который действительно с детства за «Зенит».

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Когда мне было пять, мама отвела на бальные танцы – чтобы я чем-то еще занимался, а не просто ходил в детский сад. Может, думала, что мне вдруг понравится. Тогда мы жили в Автово (Кировский район Санкт-Петербурга, расположен на юго-западе города – Sports.ru), и отец постоянно брал меня играть в футбол. Он сразу был против танцев – видимо, считал, что это не слишком мужской вид спорта. Но сдался – так я съездил на два занятия по бальным танцам с мамой, но на третье меня повез уже папа. Я заплакал, кричал, что не хочу ехать. Отец позвонил маме: «Все, мы разворачиваемся».

В тот же день я сходил на вечернюю тренировку «Автово».

К тому моменту я уже побывал на «Петровском» – у отца и дяди (брат мамы) были абонементы на фанатский вираж. Отец родился в Вологде, в детстве занимался футболом, но позже перешел в конькобежный спорт. Уже в Петербурге он познакомился с мамой, стал постоянно ходить на «Зенит».

Впервые отец привел меня на стадион, когда мне было четыре – не помню, что это был за матч, но «Петровский» мне показался просто огромным, где-то неделю ходил под впечатлением от его размеров. Я сидел у папы на плечах, видел все поле – было очень круто. Плюс атмосфера на трибуне – кажется, к тому моменту я даже знал некоторые кричалки, но включался даже в те, которые никогда не слышал. Больше всего люблю гимн «Зенита» – подпевал даже на скамейке на матчах основы.

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Через год после зачисления в «Автово» тренер Ваха Арсанукаев посоветовал пройти просмотр в «Смене» (сейчас – академия «Зенита» – Sports.ru) и СДЮСШОР «Зенит». Папа сразу поддержал, а мама еще не до конца понимала, что к чему – ну, занимаюсь футболом и занимаюсь, все и так хорошо. Но мы поехали.

Я прошел в обе школы, и с семьей долго решали, куда лучше перейти. Помню, что и бабушка что-то советовала. Мы выбрали «Смену» – даже тогда она была ближе к клубу, ее заканчивали Аршавин и Малафеев.

Первые лет пять меня возили на тренировки в академию (находится рядом со станцией метро «Академическая» – Sports.ru) из Автово (36 минут на метро – Sports.ru). Затем родители нашли квартиру уже на «Академической» – только для того, чтобы мне было удобнее добираться на тренировки. До академии доходил пешком за 10-12 минут, но часто ездил на велосипеде.

Про Малафеева я сказал неслучайно – еще до академии выводил его на один из матчей «Зенита». Помню, что мы записались с подругой из детского сада, и спустя какое-то время нас позвали на игру. Меня поставили к Малафееву, потому что он в том матче был капитаном, а я был самым высоким среди детей. Конечно, это был космос. Когда я подписывал контракт с молодежкой, хотел рассказать эту историю Малафееву, но как-то не нашел нужный момент.

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Даниил Шамкин (второй справа) и Вячеслав Малафеев. 

С отцом мы смотрели и Лигу чемпионов – ему очень нравился Зидан. Эту любовь папа передал мне: я постоянно смотрел нарезки с Зиданом, для меня это самый топовый игрок того времени. Во время ЧМ-2006 мне было четыре года – эпизод с Матерацци я видел по телевизору только на следующий день после случившегося, но видео с Зиданом-игроком иногда включаю и сейчас.

Самый яркий момент боления с отцом за «Зенит» – победа над «Ман Юнайтед» в Суперкубке УЕФА в 2008-м. Мне было шесть лет, я упрашивал маму, чтобы посмотреть игру. «Только первый тайм», – сказала мама. В перерыве все-таки уговорил маму и досмотрел матч.

Но бывало и по-другому – например, матч «Барселона» – «ПСЖ» в 2017-м. Меня отправили спать в перерыве – я все пропустил. Утром по взгляду мамы сразу понял, что что-то не так – она хитро улыбалась. Взял телефон, увидел счет и понял, что больше никогда не лягу спать. Правда, спасибо маме – в ту ночь я выспался.

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Я с самого детства знаю, к чему иду: «Смена», молодежка, «Зенит-2», дебют за основу. Для меня очень важно, что я практически с рождения за клуб – ходил на стадион, болел. Я не обсуждал с ребятами, насколько связь с клубом важна для них, но знаю, что Леон Мусаев тоже в «Зените» с самого начала – возможно, у него такие же эмоции. Из тех, с кем начинал я, сейчас несколько человек играют в ЮФЛ, в молодежке «Зенита» и «Зените-2». Остальные либо закончили, либо ушли в другие команды, как Вадим Карпов (ЦСКА).

В феврале я забил первый гол за основу в товарищеском матче с грузинским «Сабуртало». Сразу после игры меня поздравили все тренеры, Сергей Богданович Семак был очень рад – это же был мой первый сбор с главной командой. Вернулся в номер – увидел сообщение от Владислава Николаевича Радимова. Когда поздравляют легенды клуба, это что-то невероятное. Ну и родителям позвонили и написали, кажется, вообще все знакомые.

Когда мне было 5-6 лет, при просмотре одной из игр «Зенита» дядя сказал: «Заиграешь за основу, первая твоя футболка – моя». Весь путь я помнил об этом обещании, но никто не хотел сглазить: отец и дядя подсказывали чисто футбольные моменты, но о футболке никогда не говорили.

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Впервые мне сказали готовиться к выходу на замену в кубковом матче с «Ахматом» (2:1), но я так и не вышел. Сразу после перерыва в игре с «Уралом» (7:1, после первого тайма было 4:0), как я понял, хотели выпустить Мусаева и меня, но вышел только Леон, а я отправился разминаться, не зная, что будет дальше. Поэтому момент, когда ко мне подбежал Вильям (помощник Семака – Sports.ru) и сказал, что я скоро выйду, был очень неожиданным.

Когда бежал от разминочной зоны к скамейке, очень нервничал. Посмотрел на трибуну – увидел папу, маму, дядю, дедушку, бабушку и девушку. Кажется, они переживали даже сильнее, чем я. Чуть ли не рыдали. Дедушка вообще в день матча с «Уралом» работал, но отпросился, чтобы успеть на игру. Спасибо ему большое – его поддержку я тоже чувствовал с самого детства. 

Реакция родных меня даже как-то успокоила. Я переоделся, Анатолий Александрович Тимощук объяснил, где я должен располагаться на стандартах, а потом пошел к Сергею Богдановичу. Он рассказал, что первый пас обязательно нужно отдать своему – и тогда все пойдет. После чего добавил: «Жду от тебя гола». Это было очень неожиданно.

Игрок «Зенита», который с 4 лет на «Вираже» и поет гимн на скамейке

Игра закончилась, и я побежал к трибуне, где сидели родные. 

Протянул дяде футболку – и он заплакал. 

Но, честно говоря, плакали все.

Я сдержал обещание и исполнил свою мечту.

Но верю: все еще впереди.

Мой телеграм-канал/твиттер

Другие монологи игроков «Зенита», записанные Дорским:

«Бабушка побежала закрывать дом – и тут в дверь попала пуля». Барриос – о жутком детстве в Колумбии после развода родителей

Дуглас Сантос заново учился ходить после ужасного перелома, случайно стал защитником, теперь важен для «Зенита»

Фото: fc-zenit.ru; архив Даниила Шамкина

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

девятнадцать + девятнадцать =