Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

Хотя в РПЛ он жестче, чем в топ-5.

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

Лимит – вечная тема российского футбола, которую часто расчехляют после еврокубковых провалов. Мы уже подробно рассказывали историю квоты на иностранцев в российском футболе – навязчивая идея появилась в середине нулевых. Пора узнать, как лимит работает в других странах.

История лимита: от липовых правил нулевых до согласования с властью

Распространенное мнение: такие ограничения – зло, они искусственно занижают уровень РПЛ и не дают развиваться молодым, именно лимит мешает нам конкурировать в Европе и биться за места в таблице коэффициентов УЕФА. Стоп, неужели у других нет никаких ограничений, и лимит – чисто русское изобретение? 

Лимит есть в каждой лиге топ-5, в Германии он ближе всего к российскому

Лимит есть практически в каждом европейском чемпионате – даже в топовых. Просто немного в другом формате. Давайте пробежимся по лигам топ-5.

АПЛ: 17 легионеров в заявке из 25 человек. Иностранцы только топового уровня

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

Начнем с разницы в подходах. Известно, что в РПЛ нет никаких ограничений по статусу игроков, критерий простой: под ограничения попадают те, кто не может играть за сборную России, а с недавних пор Белоруссии, Армении и Казахстана.

В АПЛ же принципе не используют понятие легионер – а речь в заявке идет о 8 обязательных позициях для так называемых доморощенных футболистов. Доморощенный игрок должен провести три года в любом английском клубе до наступления 21 года, и этот игрок вполне может быть иностранцем. В России к этому понятию ближе всего термин «воспитанник».

На 17 позиций легионеров АПЛ действуют качественные ограничения – по проценту матчей, проведенных за национальную сборную за последние два года. Если сборная в первой десятке ФИФА – достаточно 30%, во второй десятке – 45%, в третьей – 60%, в четвертой и ниже – 75%. 

Впрочем, тут тоже есть оговорки. Во-первых, это правило распространяется только на игроков не из Евросоюза (хотя с Брекситом это меняется, но пока не до конца понятно как), во-вторых – для футболистов до 21 года достаточно срока в последний год. И снова оговорка – существует Комиссия FA по исключениям, которая, как вы могли догадаться, занимается именно рассмотрением исключительных случаев по запросу клубов – когда игрок не подпадает под критерии, но клуб предполагает, что он может усилить лигу. 

Ла Лига и Серия А: ограничения на игроков из ЕС, но их легко обходить

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

У итальянцев и испанцев схожие правила – и относительно мягкие. Из ограничений здесь только квота на игроков не из ЕС и на доморощенных игроков (только в Италии). В Испании клубы могут подписать пятерых игроков не из ЕС, но одновременно на поле могут быть только трое. В Италии квота на игроков не из ЕС – всего два места в заявке. 

Но есть лазейки. В отличие от России, футболисты с гражданством ЕС перестают быть легионерами, просто если получают паспорт одной из стран Европы, при этом параллельно могут играть за сборные Бразилии, Аргентины и так далее. Именно так эти ограничения обходят топы – «Реал», «Барселона», «Ювентус» и другие: помогают иностранцам получить гражданство (ярчайший пример – Лео Месси). Есть еще вариант с обходом через дубль – например, у «Реала» за «Кастилью» был заявлен Винисиус, но мог играть за основу.

Кстати, после так называемого дела Симутенкова российские футболисты не считаются легионерами в Европе. Как и игроки из других стран, с которыми у Евросоюза есть торговые соглашения.

При этом в Италии действует правило доморощенного игрока: 8 футболистов должны быть воспитанниками итальянских клубов, а четверо – непосредственно клуба, который вносит их в заявку. В Испании такого нет.

Бундеслига: 12 из 25 игроков в заявке должны быть немцами

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

В Германии такие же правила по доморощенным игрокам, как в Италии (такие же требования у УЕФА к заявке на еврокубки – поэтому лиги просто взяли за основу именно этот стандарт), а еще есть лимит именно на легионеров, в чем-то похожий на российский (с ограничением на заявку): из 25 футболистов 12 должны иметь немецкое гражданство. Все остальные могут быть иностранцами.

Лига 1: максимум 4 игрока не из ЕС, африканцы не в счет

Во Франции все тоже довольно просто: можно заявить только 4 игрока не из ЕС (не подпадают африканцы и, как и везде, футболисты из стран, у которых есть соглашение с Евросоюзом), по остальным все так же: в заявке минимум 4 воспитанника собственной академии и 4 – из любой французской. Надо понимать, кстати, что речь тут (и в других чемпионатах) идет не о молодежи, а об игроках любого возраста. Например, Стив Манданда, которому уже сильно за 30, входит в список воспитанников академии «Марселя».

И еще важное: во всех чемпионатах игроки до 21 года не учитываются в списке 25.

Чаще всего про лимит говорят в Италии – даже был расистский скандал (без последствий)

Ужесточение лимита – любимая тема не только для российских футбольных боссов, но и, например, для итальянских. Обычно дискуссии активизируются после неудачных результатов сборной на крупных турнирах.

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

После победы на ЧМ-2006 идут сплошные разочарования: на Евро-2008 итальянцы вышли из группы и сразу проиграли той самой Испании, а после был провал на провале: на ЧМ-2010 и 2014 Италия не вышла из группы, на ЧМ-2018 вообще не попала и только на Евро как-то старалась соответствовать (в 2012-м добралась до финала, а в 2016-м уступила Германии в четвертьфинале).

Вот, например, что говорил Марчело Липпи в 2013-м: «Если клуб покупает иностранца серьезного уровня, никаких проблем. Но если они подписывают иностранца просто потому, что у него другой паспорт, я такое поддержать не могу». 

Босс федерации футбола Италии Карло Тавеккио после невыхода из группы на ЧМ-2014 вляпался в расистский скандал при обсуждении ограничений для иностранцев: «В АПЛ четко определяют приходящих футболистов. Им позволяют играть, если они профессионалы. У нас же приходит Опти Поба, который недавно ел бананы, а теперь стал игроком основы в «Лацио», – негодовал Тавеккио. – Вот как у нас это работает. В Англии ты должен показать свое резюме и заслуги».

Тавеккио после этих слов особо не осудили, и он сохранил пост, а ушел только после нового (и намного более болезненного) провала: Италия Джампьеро Вентуры облажалась в стыках ЧМ-2018 со Швецией и никуда не поехала.

Это вызвало недовольство даже на уровне верхних фейсов. Итальянский премьер Маттео Сальвини встречался с топ-тренерами и на встрече попросил чаще доверять итальянцам. «Дайте играть нашим футболистам играть в Серии А. У нас хорошие игроки, но почему-то некоторые сидят на скамейке, уступая место в составе менее одаренным, – бушевал Сальвини. – Должен быть лимит на иностранцев на поле, чтобы множество молодых итальянцев, которые жертвуют собой ради результата, получили больше шансов.

Правда, чем больше времени проходило после провалов сборной, тем меньше в Италии говорили на тему лимита. А сейчас, кажется, совсем забыли. 

А когда вообще появился лимит? Кажется, первыми жесткий лимит придумали испанцы – а потом подхватила Италия

Надо понимать, что до Второй мировой войны легионеры в принципе не могли играть в качестве профессионалов за футбольные клубы. Так было везде – в Англии, Испании, Италии, Германии. Футболист мог попасть в местную команду только после смены гражданства. Хотя в Англии в начале века мелькали иностранцы, но их было немного, а в 1931-м совсем исчезли – вышел официальный запрет. Можно было играть только при одном условии: статус резидента Великобритании (а для этого нужно было прожить в стране минимум два года). Правило продержалось 47 лет – его отменили только после декрета Евросоюза о запрете на ограничение прав граждан на территории ЕС по признаку гражданства. 

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

Примерно так же все было и в Испании, где контракты с иностранцами запретили в 1926-м. Но «Барселона» уже в 30-х выбила смягчение для двух бразильцев – Жагуаре и Дос Сантоса. С тех пор Федерация рассматривала такие дела как исключения. Правда, с 1936-го по 1947-й в стране просто не было профессионального футбола из-за войн: сначала Гражданской, затем Второй мировой. С 1947-го по 1962-й никаких ограничений не существовало: испанцы собрали тонны суперзвезд – Пушкаш и другие великие венгры остались из-за подавленной антикоммунистической революции на родине, Ди Стефано приехал из Аргентины – и множество других. Но это продлилось всего 15 лет – до ЧМ-1962.

Там испанцы не вышли из группы с Чехословакией, Бразилией и Мексикой на ЧМ. В федерации неудачу напрямую связали с наплывом иностранцев в местный чемпионат и запретили легионеров. Тем, кто уже был в Испании, разрешили остаться (и даже можно было менять команду), но новым футболистам въезд закрыли.

Спустя пару лет история повторилась в Серии А – на ЧМ-1966 Италия проиграла Северной Корее и не вышла из группы. Итог: запрет на подписание иностранцев. Как и в Испании, тем, кто уже заехал в страну, позволили остаться. Но в полной мере лимит так и не заработал. Клубы быстро научились его обходить благодаря ориундо (ориунди) – латиноамериканцам, у которых неожиданно находились испанские или итальянские корни в двух, трех или даже четырех поколениях – вроде бразильца Жозе Альтафини. Он даже успел сыграть за сборную Италии.

Испанцы довольно быстро сдались и разрешили подписывать иностранцев с 1974-го – как раз тогда приехал Йохан Кройфф. Периодически число разрешенных легионеров менялось – один, два, три. Пока после дела Босмана легионерами стали считаться только неграждане ЕС. 

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

Италия сопротивлялась дольше – легионеров не пускали в Серию А аж до 1980 года. А потом плавно снимали ограничения, начали с лимита в одного легионера на клуб: к началу сезона-1981/82 в чемпионате Италии было только 18 иностранцев! Дальше поехали другие, а после дела Босмана, как и везде, под ограничения попадали только иностранцы из-за пределов ЕС (а после дела Симутенкова круг нелегионеров расширился еще сильнее).

Важная историческая особенность: в начале второй половины XX века в принципе не было такого количества иностранных футболистов, как сейчас – например (и не из-за каких-то жестких требований, а из-за снизившейся после Второй мировой мобильности населения и начале поляризации мира), в Бундеслиге в первом сезоне было 7 легионеров из 300 человек. 

При этом, в отличие от многих, немцы особо не проваливались до девяностых, поэтому и поводов для ужесточений было немного. А после погружения футбола на дно на рубеже XX и XXI веков (конечно, по местным меркам – два невыхода из группы на Евро подряд – 2000 и 2004) вместо лимитов на взрослых игроков разработали программу развития молодых талантов, которая спустя 10 лет дала результаты. 

Конечно, не надо забывать и про Россию – дело в том, что лимит у нас появился еще в Российской империи (в буквальном смысле при царе). Поскольку футбол к нам приехал довольно поздно, в основном в него играли в Петербурге и Москве – и в командах были одни англичане. В итоге уже в 1913-м руководство ограничило число иностранцев тремя. Правда, нужно сделать оговорку, что у тех соревнований был любительский статус.

Ну а в советские времена легионеров в чемпионате попросту не было. Лишь в конце 80-х стали приезжать игроки из дружественных стран.

ФИФА предлагала ввести мировой лимит 6+5 – но Евросоюз не разрешил

С 1999-го в мировом футболе всерьез обсуждали общий лимит на легионеров – в 2008-м ФИФА даже предложила конкретную формулу. Правда, идею быстро отвергли – но вот в чем она состояла.

Лимит изобрела не РПЛ. Его придумали еще в 30-х, он есть во всех топ-лигах, а в Бундеслиге очень похож на наш 

ФИФА предлагала ввести лимит 6+5 – такой, какой как раз по этой причине мы видели в РПЛ: шестеро местных игроков, которых могут вызвать в сборную, и пятеро легионеров. При этом правило бы распространялось только на стартовый состав – то есть вполне можно сделать три замены и закончить матч с восемью легионерами на поле. Ограничения на заявку не предусматривались.

Логика была такая: футбол должен сохранять национальную идентичность – и такой план мог бы помочь, во-первых, соблюсти баланс между интересами клубов и сборных, во-вторых, позволить местному футболу сохранить тот самый локальный шарм, в-третьих, это был и социалистический проект. ФИФА напирала, что некоторые страны по развитию футбола очень сильно уходят в отрыв, поэтому нужно как-то сокращать разрыв, в том числе за счет подобного лимита. 

«Если мы этого не сделаем, не удивлюсь, когда на ЧМ-2014 половина игроков будет бразильского происхождения, – выступал Зепп Блаттер. – Нужно спросить у болельщиков: они за сильную сборную? Они за то, чтобы игроки из их страны играли за сильные местные клубы? Они за то, чтобы было как можно больше воспитанников? Если они отвечают «да», то они поддерживают лимит 6+5, как и я».

Конгресс ФИФА поддержал эту идею и даже разработал дорожную карту по внедрению, несколько раз встречались с Еврокомиссией – но не помогло. В Евросоюзе неоднократно заявляли, что подобный лимит просто невозможно уложить в закон: на территории ЕС любые ограничения по национальности запрещены. 

«Это просто против одного из фундаментальных принципов ЕС», – говорилось в заявлении комиссионеров. ФИФА побарахталась пару лет, заказывала отчеты у независимых компаний (те даже выкатывали положительные результаты), но Евросоюз был непреклонен. И в 2010-м идею окончательно отозвали.

Попытки изобрести идеальную формулу лимита продолжаются. 

Лимит и календарь повлияли на провал в ЛЧ и ЛЕ: игроки РПЛ в лидерах по минутам в Европе, у конкурентов намного больше легионеров

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев; REUTERS/Neil Hall, Albert Gea, Andreas Gebert; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Alessandro Della Bella; globallookpress.com/Maurizio Borsari/AFLO; wikipedia.org

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

1 × два =