Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

Дорский поговорил с тренером чемпиона России.

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Год назад вы говорили, что следующий сезон будет сложнее. Он закончился – у «Зенита» два трофея и море российских рекордов. Действительно получилось сложнее?

– Конечно, потому что повторять путь всегда тяжелее. Кому-то могло показаться, что было легко, но это не так.

Самый важный отрезок, когда мы сделали отрыв – ноябрь-декабрь. Второй – возобновление сезона, когда случайное заболевание могло свести все труды на нет. Было достаточно серьезное напряжение, жили от теста до теста.

– В чем «Зенит» стал сильнее?

– Да во всем. Больше забиваем, меньше пропускаем, улучшили контроль – практически во всех компонентах мы смотрелись лучше, чем в прошлом сезоне. Отчасти это связано с тем, что команда стала лучше понимать требования, отчасти – с селекцией. Мы усилили фланги обороны – это напрямую повлияло и на атаку, и на оборону.

– Усиление флангов – это больше про атаку? Через Дугласа развивается много атак, Караваев врывается в свободные зоны эффективнее Смольникова.

– В обороне к Караваеву и Дугласу тоже сложно предъявлять претензии, они ровно провели сезон. Конечно, ошибки есть у всех, но состав стабилизировался – не думаю, что в последнее время сложно угадать одиннадцать игроков, которые выйдут в старте.

– Можно ли говорить, что у «Зенита» вообще были конкуренты?

– У «Локомотива», ЦСКА, «Краснодара» и «Ростова» были шансы подняться выше, на определенных отрезках сезона каждый из них был реальным конкурентом «Зенита». Но мы прошли сезон без спадов.

«Локомотив» и «Краснодар» – сильные команды, нельзя сбрасывать со счетов ЦСКА. Но отдельно отмечу «Ростов» – команда, в предыдущем сезоне игравшая в большей степени от обороны, перестроила игру и с приходом Еременко, Попова и – чуть позже – Мамаева кардинально изменила схему и впечатление. Остальным клубам внутренние проблемы не позволили бороться за медали. 

Семак объясняет, что такое стиль «Зенита». Считает, что команда стала ярче, а претензии в ограниченности ничем не подкреплены

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Когда Кокорин и Мамаев вышли из тюрьмы, вас спрашивали, может ли «Зенит» пригласить Мамаева. Вы ответили: «Не уверен, что он мог бы вписаться в наш стиль». Давайте в трех пунктах – что такое стиль «Зенита» Семака?

– Могу сказать об одном. Стиль «Зенита» – использование лучших качеств игроков, объединенных общей идеей.

– Кажется, что «Зенит» как раз играет только за счет индивидуальных качеств. Если вы согласны с этим – как тренеру добиться того, чтобы игроки не делали лишнего?

– Что значит «лишнее»? В футболе импровизация играет большую роль, особенно в атаке. Поэтому мне кажется, что нельзя так говорить.

– Вас задевает, когда говорят, что «Зенит» – скучный, а вся игра построена на забросах на Дзюбу?

– Этот взгляд абсолютно ничем не подкреплен. Информация не соответствует действительности, поэтому она не может меня отвлекать. Это абсолютно не так.

Любой думающий человек может посмотреть статистику – все будет ясно и понятно.

– Раз заговорили про статистику. В матче с «Уфой» (0:0) «Зенит» побил рекорд лиги по навесам (61) – понятно, что это всего лишь цифра, но вас часто спрашивают о количестве и эффективности подач. Вы отвечаете, что это один из способов взламывания низких блоков. Сколько способов есть у «Зенита»?

– Дальние удары, индивидуальные действия. 

– Топ-клубы тоже сталкиваются с глубокой обороной. Разве они не используют ширину для сброса мяча в центр чаще подач?

– Это зависит от качеств игроков. В «Манчестер Сити» ширина используется для того, чтобы оставить фланговых футболистов один в один против защитника – там ребята могут обыграть девять раз из десяти. Конечно, наличие таких игроков серьезно меняет игру, поэтому игроки «Ман Сити» и стоят очень дорого.

– Но, например, в «Ливерпуле» мы видим, как Трент часто подает без сопротивления – партнеры выводят его на кросс. У «Зенита» нет проблем с подготовкой атаки к подаче?

– Если мы подали с «Уфой» больше 50 раз, значит, сопротивление было недостаточным для предотвращения передач. Вопрос – в качестве подачи, защитников, завершения. Здесь много нюансов, о них можно долго говорить. Но раз мы столько подаем, значит, проблем с подготовкой атаки к навесу нет.

– «Зенит» стал более ярким по сравнению с прошлым сезоном?

– Что подразумевать под яркостью? Количество забитых голов, разницу, контроль? По цифрам – конечно, «Зенит» стал ярче.

А визуализация – это субъективное мнение. Нам нужно просто работать – в том числе над атакой – и забивать еще больше.

– Визуализация субъективна, но какие ощущения конкретно у вас? Или вы вообще не оцениваете игру такой категорией, как яркость?

– Я считаю, что мы провели очень неплохой сезон. Недочеты всегда есть, хочется большего разнообразия, но в целом ребята молодцы. Это был хороший год.

– Самый плохой день в этом сезоне?

– Конечно, день гостевой игры с «Бенфикой». Шанс действительно был классным, выход в плей-офф – фантастика, но в тот вечер мы не смогли этого сделать. Это самый неприятный момент, если говорить именно о футбольной составляющей.

– Со стороны в январе казалось, что у «Зенита» есть полгода для экспериментов. +10 в РПЛ от «Краснодара», нет еврокубков, возвращаются Малком и Кокорин – можно переходить на 4-3-3, пробовать другие варианты. Какие мысли были у вас?

– Мы не должны были думать об отрыве, считать его солидным или недостаточным. Мы должны были думать о том, как сделать игру «Зенита» сильнее. Если есть игроки, подходящие под другую схему – значит, надо думать, как их использовать и действительно играть мощнее. Оглядываясь назад – не согласен, что отрыв был достаточным. И не такое отыгрывали.

Вылет из Лиги чемпионов – не катастрофа. Для Семака она вообще невозможна в футболе

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– За этот год вы хоть раз жалели о словах, сказанных публично?

– Нет. Если что-то и говоришь на эмоциях, это быстро забывается. Работы много, некогда и незачем оглядываться назад.

– После вылета из Лиги чемпионов вы говорили, что это не катастрофа. Вас трудно обвинить в противоречиях – то же самое вы рассказывали еще до старта группы. Когда вы произносили эту фразу после «Бенфики», понимали, какой резонанс она вызовет? Или вам казалось, что это абсолютно понятная для всех вещь?

– Для меня это понятно. Я действительно говорил одно и то же в начале и конце турнира. Естественно, очень обидно, что был хороший шанс выйти из группы, но по многим причинам нам не удался один тайм.

Мое мнение абсолютно не изменилось – и по поводу РПЛ, и по поводу состояния всего российского футбола. Либо мы играем с лимитом и доверяем российским игрокам, ждем талантливого поколения, которое будет конкурентоспособно в Европе, либо мы отменяем лимит и боремся за результат. Тогда у нас будут равные условия с европейскими клубами. Пока таких условий нет.

– Вы постоянно говорите, что даже чемпион России – средняя команда на уровне Лиги чемпионов. Ситуация может поменяться только благодаря отмене лимита и появлению более сильных легионеров?

– Команда может соревноваться на равных, если состав будет хотя бы приблизительно похож по силе. В «Лейпциге» не задумываются о лимите – там огромное количество иностранцев, могут спокойно выходить с двумя-тремя немцами в основе. У них принцип один – кто сильнее, тот и играет. Это здоровая конкуренция.

– И все-таки про резонанс. Не думали, какую реакцию вызовет фраза про отсутствие катастрофы?

– С какой стати это катастрофа? Мы выступили достаточно средне – две победы, ничья. «Лейпциг» на тот момент был сильнее нас – мы им и уступили, хотя могли сыграть получше, безусловно.

Единственный минус – второй тайм с «Бенфикой» («Зенит» пропустил трижды, хотя по итогам первого тайма пролезал в 1/8 – Sports.ru). К сожалению, мы играли в усеченном составе, а вылет любого игрока из обоймы очень чувствуется.

Я до сих пор не считаю невыход в плей-офф катастрофой. Если бы мы каждый год выходили из группы с первого места, а тут заняли четвертое – можно было бы о чем-то говорить. Это мое мнение, я его никому не называю.

– Для вас возможна катастрофа в футболе?

– Нет. Катастрофа – это что-то гораздо более серьезное.

Футбол – игра. Конечно, бывают бурные эмоции, расстройства, иногда очень глубокие. Но это не конец жизни. 

Семак не признается, кто первым предложил схему с ромбом в центре поля, и называет ее локальной историей

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Кто первым предложил сыграть по новой схеме с ромбом в центре поля против ЦСКА (4:0)?

– Мы анализировали игру ЦСКА, думали, что можем предложить, как разнообразить нашу игру. Так пришли к идее с ромбом в центре поля. Попробовали его на тренировках и решили сыграть так. То, что несколько футболистов могут сыграть на разных позициях, добавляет нам вариативности.

– Не можете сказать, кто первым дал эту идею?

– Нет.

Игроки хорошо ее восприняли. Практически всю неделю перед матчем мы тренировали эту схему, все работало хорошо. Не знаю, удивили ли мы ЦСКА, потому что отталкивались от себя и думали о своей игре.

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Главная идея – освободить Малкома от обороны и убегать в контратаки, потому что ЦСКА предотвращает их хуже всех в лиге?

– Мы понимали, что ЦСКА нужно выигрывать, атаковать, поэтому будут возможности для контратак – нужно было только решить, как их организовать. Малком, Дзюба и Азмун сыграли хорошо, а оборона ЦСКА – не очень, это нормальная ситуация, такое иногда случается.

– С атакой разобрались, но можно же было просто поставить Кузяева слева под Марио Фернандеса и оставить классические 4-4-2.

– Кузяев был нужен не только на фланге, но и в середине, чтобы там мы имели численное преимущество. Как раз расположение и перемещения тройки центральных полузащитников особенно важны в этой схеме, это непросто. Но считаю, что Оздоев, Барриос и Кузяев прекрасно справились.

– Вы понимаете, почему в России эта схема непопулярна?

– У «Ростова» в центре поля три игрока, но большинство команд действительно играют 5-4-1, очень низко и вторым номером. Команд, которые играют агрессивно, не так много, поэтому в целом в РПЛ забивать непросто.

– Исходя из ваших слов и расположения Малкома, можно сделать вывод, что мало команд могут себе позволить всегда оставлять трех игроков впереди?

– Возможно, но точно сказать не могу. Есть понимание игры тренерами, есть возможности футболистов – всегда отталкиваемся от этого. 

– Готовясь к ЦСКА, вы смотрели европейские команды, играющие в такой расстановке?

– Мы анализировали свои тренировки, оценивали, насколько наши игроки смогут сыграть на не совсем привычных позициях. Конкретно к ЦСКА мы никого не просматривали, но до этого следили за командами, играющими ромбом – например, так пробовал играть Лучано Спаллетти в «Роме». 

– Последнее по теме. Новая схема – эволюция «Зенита» или локальная история?

– Это локальная вещь, потому что мы подстраивались под игру ЦСКА. Нужно было разнообразие, поэтому сыграли так.

– Но ромбом «Зенит» играл еще против «Крыльев Советов», «Тамбова» и «Химок». Система с ними отличалась от того, что было с ЦСКА?

– Конечно, это совершенно разные вещи. С ЦСКА у нас была модель, рассчитанная на высоко прессингующего соперника. «Крылья», «Тамбов» и «Химки» играют по-другому – понятно, что это влияет, например, на начало атаки. С ЦСКА мы атаковали быстро, в остальных матчах приходилось взламывать глубокую оборону.

Малком думал, что в порядке уже через неделю после травмы. С его возвращением «Зенит» стал чаще зарабатывать штрафные

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– В первой части сезона вас спрашивали, может ли Малком стать разыгрывающим, а вы отвечали, что ему удобнее играть справа. Как вы планировали его использовать?

– В большей степени – справа в 4-4-2. Дальше пытаемся разнообразить игру, при этом соблюдая баланс. Меня не смущало, что Малком больше играл в 4-3-3. Он может делать объем, который требуется от правого полузащитника в 4-4-2.

– В «Барселоне» Малком чаще всего выходил слева. Там же он играл в «Коринтианс» у Тите. Насколько серьезно изучали этот опыт Малкома?

– Все зависит от того, что нужно тренеру. Кто-то придерживается мнения, что левше удобнее играть слева, а кто-то – что справа со смещением в середину.

– То есть изначально вы думали использовать Малкома слева, когда требовалось держать ширину атаки?

– Да, он же сыграл часть матча со «Спартаком» слева, когда поменялся местами с Кузяевым. Конечно, учитывая игру соперника, можно поменять позиции игроков.

– Еще до матча было понятно, что правый фланг обороны – самая слабая зона в обороне «Спартака». Почему нельзя было выпустить Малкома слева сразу?

– Это же понятно на бумаге, никто не знает, как будет в игре. С первых минут Малком вышел на привычной позиции, ему так комфортно, а недостатки «Спартака» проявились уже по ходу игры. Так сложилось – всегда в игре кто-то чувствует себя хуже. До матча с нами Маслов и Гапонов провели довольно хороший матч против «Ахмата», сыграли надежно, поэтому не сказал бы, что еще до нашей игры было ясно, что в их зоне у «Спартака» будет больше всего проблем.

– Помните свои мысли в момент первого диагноза Малкома? Сразу было понятно, что он выбыл не на пару дней, хотя, конечно, никто не мог предположить, что он вернется только в январе.

– Мы не можем быть застрахованы от травм лидеров. Очень жаль, что Малком выбыл на старте и много пропустил, но это футбол.

– Получается, вы спокойно восприняли травму Малкома?

– Мы провели два года без Кокорина, хотя ждали его появления с момента моего прихода в команду. Так складываются обстоятельства. К сожалению, получается не все, чего мы хотим.

Малкома лечили и лечат правильно

– Как Малком воспринимал длительную паузу? Он же никогда не пропускал так много.

– Он не мог понять – вроде его ничего не беспокоит, незначительная травма, а приходится так долго лечиться. По его ощущениям все было в порядке уже через неделю после матча с «Динамо» – он говорил, что готов тренироваться и играть. Мне, медицинскому штабу, реабилитологам приходилось убеждать Малкома, что травма действительно серьезная. 

– В январе Малком вернулся. Что он добавил в игру «Зенита»?

– Мы начали больше зарабатывать штрафные, потому что Малком классно умеет обыгрывать. Он может забивать дальними ударами, что мы увидели в матче с «Сочи».

Так что он разнообразил игру «Зенита». Не так много игроков могут обыграть один в один, мы довольно ограничены в этом компоненте. С появлением Малкома мы его чуть-чуть подтянули.

Семак сравнивает Азмуна с Бензема и Ляказеттом по движению. Почему Ионов и Шомуродов забили с передач друг друга больше всех в РПЛ

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Полтора года назад мы говорили сразу после трансферов Азмуна, Барриоса и Ракицкого. Тогда вы говорили, что Азмуну в «Зените» не придется менять роль, а также, что разговаривали с Бердыевым по поводу размещения Азмуна и Дзюбы вместе. Когда родилась идея о такой паре?

– Практически сразу после моего прихода в «Зенит». Мы понимали, какие качества игроков нужны для усиления атаки. Одно из самых важных – скорость. В РПЛ никто не может сравниться с Азмуном по умению правильно открываться. В Европе есть Бензема, Ляказетт, которые феноменально двигаются и чувствуют момент – то же самое можно сказать про Сердара. Еще один плюс – он здорово играет вверху.

Когда появилась реальная возможность приобрести Азмуна, мы еще раз проанализировали, как правильно использовать двух нападающих. При этом я хорошо знал Артема и был уверен, что роль второго форварда ему подойдет. Думаю, Дзюба полностью раскрылся в новой роли.

– Умение Азмуна открываться – врожденное качество?

– Конечно, нужен игровой интеллект. Плюс Курбан Бекиевич прекрасно поработал с Азмуном – связка Сердара с Кристианом Нобоа сильно выделялась. Нобоа всегда мог отдать прекрасный пас, а Азмун – вовремя и правильно открыться.

– В разговоре с Бердыевым вы раскрывали детали ролей Дзюбы и Азмуна?

– Нет. Он спросил, есть ли у меня понимание, как их использовать вместе. Я сказал, что да.

С Артемом не было никаких проблем, он умный игрок. Мы разговаривали о новой роли, но в целом больших изменений от него не требовалось. Нынешняя позиция комфортна для него: он любит играть с мячом, оттягиваться назад. Азмун может спокойно ждать момента и постоянно отвлекать на себя внимание защитников, а в нужный момент открыться. У Сердара есть терпение, которое необходимо для нападающего, поэтому с Дзюбой они отлично дополняют друг друга.

– Можете выделить хотя бы еще одну атакующую связку в РПЛ, сравнимую по уровню взаимодействия с Дзюбой и Азмуном?

– Сложно, потому что у нас не так много команд играет с парой нападающих. Есть ассистенты – например, Зелимхан Бакаев, есть бомбардиры – Луценко, Шомуродов, который был очень полезен в завершении в первой части сезона, но тяжело выделить их связку с кем-то.

– А Шомуродов и Ионов? С передач друг друга они забили даже больше (9), чем Дзюба и Азмун (7).

– Позиция третьего нападающего в «Ростове» менялась, менялись позиции Еременко и Попова. Ионов и Шомуродов всегда действовали на острие, потому что у них хорошая скорость, им комфортно играть на завершении при структуре «Ростова». Поэтому большое количество голов у Шомуродова и Ионова я бы больше связывал именно с расположением всех игроков «Ростова».

Азмун часто принимает неправильные решения при явных шансах, но Семак видит прогресс

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– О проблемах Азмуна с реализацией вас спрашивают чуть ли не с третьей игры Сердара в «Зените». Как решать проблему? Вы постоянно говорите о работе, но визуально изменений мало.

– Понятно, что Азмун может забивать больше, но он и так забивает много. Есть выходы один на один, когда он оказывается в очень выгодной позиции и принимает неправильное решение. Одно дело – работать над этим на тренировках, другое – выходить в игре. Нужно продолжать работать – другого пути нет.

– Вы видите прогресс в его реализации?

– Сердар забил 17 голов.

– В прошлом – девять, но он пришел только зимой.

– Так в этом сезоне он же забил больше. Значит, прогресс есть.

– Этот сезон он полностью провел в «Зените», а в первой части прошлого выступал за «Рубин» – там у него было меньше моментов.

– У меня нет статистики, сколько у него было моментов в «Рубине», поэтому я ориентируюсь на результаты в «Зените». Конечно, его результативность нас радует.

– Вы сказали, что он принимает неправильные решения. Можете разъяснить, что это?

– Когда есть явный шанс забить, а ты делаешь лишнее касание или, наоборот, бьешь, когда нужно двигаться с мячом дальше. Хладнокровие, которое у некоторых нападающих есть, а некоторым его не хватает.

– Это психологический момент?

– И психология, и умение. Все вместе.

Семак против смены вратаря после одной-двух ошибок. Сейчас Луневу может потребоваться операция, но клуб надеется на консервативное лечение

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Осенью после нескольких матчей подряд я вас спрашивал об Андрее Луневе, который пропускал после дальних ударов. Раньше у Лунева с ними все было в порядке, что произошло в этом сезоне?

– Бывают удачные и неудачные матчи, а вратарские ошибки гораздо виднее, чем у полевых игроков. У Лунева была неудачная серия, но в моем понимании вратарская позиция не требует резкой смены. Если вратарь ошибся, нужно предоставить дополнительную возможность проявить себя, чтобы он был спокоен. Вратарь должен понимать, что одна-две ошибки не приведут к потере места в составе.

– Не было одной причины проблем при дальних ударах? Может, Лунев неправильно отталкивался?

– Это технические моменты, которые нам вряд ли помогут при анализе действий. Ошибка – всегда цепь решений, так у всех игроков.

– В итоге вы посадили его в запас – на скамейке он провел три матча в РПЛ. Это было связано с неудачной серией или с хронической травмой, о которой вы рассказали чуть позже?

– Лунев действительно играл с травмой. Когда мы поставили в старт Кержакова, мы дали Андрею возможность долечить повреждение. 

– Кержаков в конце первой части не допустил видимых результативных ошибок, уверенно начал предсезонку. В чем Лунев превзошел Кержакова, раз начал в старте вторую часть сезона?

– Мы смотрели на контрольные матчи и тренировки. На мой взгляд, когда Лунев находится в хорошей форме, он один из лучших вратарей России. На момент возобновления чемпионата он не дал усомниться, что готов лучше – вот и все.

– В товарищеском матче с ЦСКА (3:2, после первого тайма было 0:2) Лунев вышел во втором тайме и потащил несколько сложнейших ударов. Весной я вас спрашивал, повлияла ли та игра на выбор основного вратаря в РПЛ – вы сказали, что нет.

– Конечно, тот матч повлиял, но не был определяющим. Лунев действительно превосходно сыграл в нескольких моментах.

С Мишей мы беседуем, объясняем решения, когда этого требует ситуация. Например, почему не даем шанс, когда другой вратарь ошибся один-два раза. 

Шанс выйти на поле есть у всех наших вратарей. Когда Лунев долечивал травму, Кержаков смотрелся лучше, чем Васютин. Бывали периоды, когда лучше выглядел Васютин.

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Почему тогда он не играл?

– Мы не можем поставить игрока, если он просто смотрится лучше кого-то неделю. Нужно ждать, когда первый номер начнет ошибаться – тогда у второго номера появляется шанс. 

– Как сейчас у Лунева со здоровьем?

– Мнения разошлись – кто-то считает, что нужна операция, кто-то говорит, что достаточно консервативного лечения. Мы склоняемся к тому, чтобы избежать операции, но, естественно, восстановление займет какое-то время. Конкретные сроки назвать достаточно сложно.

– Не считаете, что выход Лунева на матч с «Ахматом» – ошибка тренеров? Андрей серьезно ошибся при пропущенном голе и получил травму при простом ударе от ворот. Почему было не поставить Васютина?

– Абсолютно не считаю, у нас изначально было понимание, кто когда играет. Травмы – часть футбола. Ее можно получить в любом матче и на тренировке. Нужно играть для поддержки тонуса. У нас оставалось три матча до «Спартака» – каждый вратарь получил по одной игре. 

Почему «Зенит» заменил Ивановича на Ловрена. Опция обязательного выкупа Осорио – пять матчей в РПЛ в старте

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Почему «Зенит» не продлил контракт с Ивановичем?

– Бранислав провел прекрасный сезон – считаю, даже лучше, чем прошлый.

Моя позиция остается прежней. У нас в команде есть ключевые игроки, но если есть возможность взять более сильного футболиста – нужно идти вперед, нужно развиваться.

Расставание с Ивановичем – тяжелый момент, непросто и мне, и ему, и остальным ребятам. На наш взгляд, в будущем другой игрок может принести не меньше пользы, поэтому клуб пошел на такой шаг.

– Почему выбрали Ловрена?

– Он во многом похож на Ивановича, но моложе. Думаю, это хорошая замена.

31 год – не тот возраст, когда защитник может потерять лучшие качества.

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– С точки зрения скорости он лучше Ивановича?

– Думаю, да. Плюс хороший первый пас, хорошо играет вверху. Ловрен – достаточно разноплановый игрок, надеюсь, он нам очень поможет. 

– Какое будущее у Осорио? Я слышал, что для автоматического выкупа он должен был провести пять матчей в старте в РПЛ и поэтому не играл с первых минут против «Оренбурга» и «Ростова».

– Непопадание Осорио в старт против «Оренбурга» и «Ростова» объясняется только этим. На данный момент ситуация по Осорио неясна. Опция выкупа не активирована, сейчас действует соглашение до конца июля. Дальше нужно вступать в новые переговоры.

В Европе думают о том, как сделать игру зрелищной. В России Семак выделяет пять атакующих команд

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

– Вы молодой тренер с топ-результатами в России. Уже задумывались о карьере в Европе?

– Пока об этом некогда думать, потому что у меня есть работа. Когда ее не станет, будет возможность подумать о будущем.

– Что вам больше всего нравится в европейском футболе?

– Это совсем другая система. Тренерские идеи, интерес болельщиков – из-за них во многих странах больше думают об атаке, о том, что сделать, чтобы игра смотрелась интереснее.

– Кто в России действительно хочет играть в атаку?

– «Краснодар» всегда старается играть в атаку, в этом сезоне – «Ростов» и «Рубин». Всегда играет в атаку «Урал». У ЦСКА многое зависит от соперника – часто они играют агрессивно, но в матчах с нами иногда действуют на контратаках. Так что назову пять команд. 

Остальные больше используют преимущество игры вторым номером. Их можно понять. Например, у «Локомотива» здорово смотрится Алексей Миранчук, отлично играющий на пространстве. В «Спартаке» убегают Зелимхан Бакаев и Ларссон.

Так что мы возвращаемся к использованию тренерами сильных сторон футболистов. К этому нужно относиться с пониманием.

Мой телеграм-канал/твиттер

«Зенит» взял второе золото подряд крайне уверенно и спокойно. Как это получилось?

Дзюба и Азмун = 💙 не только в раздевалке. Забили как «Спартак» и стали лучшей парой бомбардиров в истории РПЛ

Фото: fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; РИА Новости/Алексей Майшев, Алексей Филиппов; globallookpress.com/Maksim Konstantinov/Global Look Press, Martyn Haworth via www.imago-ima/www.imago-images.de, Anthony BIBARD, via www.imago-im/www.imago-images.de

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

четыре × 3 =