«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

Дизайнер костюмов Евгения Косыгина побывала в гостях нашего инстаграма о фигурном катании.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

До 2015-го Евгения выступала в танцах на льду в дуэте Николаем Морошкиным. Вместе они 6 раз попадали в призы на юниорских этапах Гран-при, трижды выступали на ЧМ среди юниоров, а в последний сезон выиграл взрослый Финал Кубка России и заняли 6-е место на ЧР.

После карьеры Косыгина осталась в фигурном катании, но совершенно в новой роли – теперь она рисует эскизы костюмов для российских (и не только) спортсменов. Она работала с Елизаветой Туктамышевой, Петром Гуменником, Софьей Евдокимовой, Морисом Квителашвили.

Ниже – самое интересное из интервью Евгении нашему инстаграму.

• Как я ушла из спорта: произошло это перед нашим последним сезоном. Мы уже поставили программы, уже были готовы к сезону. И вдруг я подхожу к своему партнеру и говорю: «Коля, знаешь, мне кажется, что я занимаюсь не тем. Мне все это тяжело дается. Может быть, мне пора закончить карьеру?».

Он подумал, позависал. Так как сезон уже начинался, мы договорились, что докатаем его до конца, чтобы не подводить ни тренеров, ни хореографов, ни федерацию. И после последнего старта мы, взявшись за ручки, пришли к нашему тренеру Олегу Ивановичу (Судакову – Sports.ru) и сказали, что заканчиваем. Для всех это было шокирующей новостью, но с нашей стороны это было осознанное решение.

Мы весь сезон обсуждали, чем хотим заниматься. Коля говорил, что хочет жить в Питере и тренировать, а я говорила, что хочу быть художником. А каким художником – еще не знала. Но в последний сезон костюмы для наших танцев придумывала уже я. Сейчас я сделала бы лучше, но это первый раз, когда я занималась костюмами.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

• Когда я закончила карьеру, немножко потерялась – не знала, чем хочу заниматься. Мне понравилась фишка с эскизами, я предложила Олегу Ивановичу рисовать для нашей группы костюмы, абсолютно бесплатно. И он говорит: давай. А потом я уехала в Москву и эта тема замялась.

Я понимала, что не зарабатываю тех денег, которых хватало бы на жизнь – я ничего не получала с эскизов: бралась за заказы, чтобы просто наработать опыт. Понимала: денег нет, а надо работать. Никакие шоу я не рассматривала. И я пошла работать в две танцевальные школы, занималась с детьми – преподавала хореографию. Спустя время в школе я познакомилась с мальчиком, который привел меня в шоу «Танцующий художник». Это чудо-чудесное, что я туда попала, потому что в этом шоу соединилось все то, что я люблю: музыка, хореография и живопись. Я до сих пор выступаю там – уже три года.

• В это межсезонье я поработала с Никитой Михайловым, он ставил программу Александру Самарину – для Саши я рисовала эскизы. Не знаю, выберут ли они в итоге тот дизайн, который предложила я, но мы с ними поработали – вроде все хорошо. Я работала с Лизой Худайбердиевой и Егором Базиным. Естественно, Морис Квителашвили – мой любимчик. Еще было интересно поработать с Федором Климовым – для его спортивной пары рисовала эскизы.

«Будущее за тем, чтобы самим писать музыку для топовых ребят». Хореограф Никита Михайлов – о невидимой работе в фигурном катании

И топовый момент! Сижу я вечером в 10 часов, и вдруг мне пишет Вика Синицина. Говорит, что фанатеет от того, что я делаю, что ей очень нравится мой дизайн, и она хочет заказать эскизы. Я начала просто рыдать от счастья. Мой муж спал уже, мне не с кем было поделиться. Я сидела с трясущимися руками и писала: «Да, Вика! Конечно, я тебе нарисую!» У меня эмоции настолько зашкаливали, что я не знала, куда себя деть. В итоге пришлось разбудить мужа, чтобы с ним поделиться этой радостью.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

Еще в период карантина я рисовала коллекцию тренировочной одежды для академии балета Сергея Полунина. Тоже было прикольно. Мне написала Елена Ильиных, сказала, что у Сергея академия, и он хочет создать одежду, чтобы у девочек были красивые купальнички, юбочки, одинаковые костюмчики, чтобы было стильно и классно. 

• Процесс создания эскиза простой. Мне нужно собрать максимальное количество информации: мне присылают музыку и примерные пожелания. Еще зависит от того, кто заказчик – если взрослые, то им не нужно присылать фотографии в полный рост, потому что я знаю, как они выглядят, какая у них комплекция – могу в интернете посмотреть.

А так: это музыка, если есть – видео программы, и пожелания хореографа, как он видит образ. Потом мы все обсуждаем, и я начинаю работать. Обычно один человек из всей команды присылает общие пожелания, а после того как эскиз готов, я общаюсь с мастерами, чтобы некоторые моменты объяснить подробно.

• Единственная сложность в работе с взрослыми спортсменами в том, что у них уже есть собственное чувство стиля. Фигурист знает, как он хочет выглядеть. Иногда не все могут выразить пожелания четко, но в целом представление есть. Порой в этом заключается сложность, потому что когда я работала с Лизой Туктамышевой, я рисовала ей эскизов по 8-10: и такие, и такие. И Лиза говорила: вот это мне нравится, а тут что-то не то. Я ей предлагаю со своей колокольни, что я вижу, а у нее есть свое чувство того, как она хочет выглядеть. Иногда очень сложно понять стиль конкретного спортсмена.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

• Сколько делаю эскизов в месяц, сказать сложно. В день я могу делать по три заказа – это 3-4 эскиза за один заказ. Получается, 12 эскизов. Если это горячее время, когда все хотят заказать, то могу делать такое количество.

Сейчас есть тенденция, что для младших спортсменов стараются делать костюмы похожие на костюмы наших топов – на группу Тутберидзе. Всем очень нравятся эти костюмы. Естественно, это наши самые классные девчонки, всем очень хочется быть на них похожими. Поэтому иногда бывают схожие элементы – это неизбежно. Как бы я ни хотела предложить что-то другое, у людей есть пунктик – вот, они классные, надо как у них.

Трюк с платьем Анны Щербаковой: из синего в красное за 2 секунды. Как это вообще возможно?

• Конечно, в фигурном катании есть плагиат костюмов. Очень много. И с этим очень сложно бороться. Очень много повторений костюмов Алины Загитовой, Евгении Медведевой – все стараются быть похожими на них.

В карантин я как раз делала пост, что плагиат – это плохо, и все мастера меня поддерживали. Тут больше зависит от мастера – к художнику не обратятся, чтобы перерисовать костюм, это глупо. Есть картинка, с ней человек приходит к мастеру и говорит: мы хотим такой же костюм, как у Алины Загитовой. Мастер либо соглашается, либо нет. Это уже зависит от его профессионализма. Если человек профессионал, он никогда не будет делать копию.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

Премьера Загитовой-Клеопатры: черное платье, золотые украшения и ультраглубокий разрез на юбке

• Когда делаю эскиз, то все подписываю: тут – шифон, тут – бифлекс, тут – аэрографом подрисовано. Я четко все описываю, чтобы мастер, глядя на эскиз, просто сделал. Естественно, во время пошива могут возникнуть моменты, когда тренер или спортсмен понимают, что что-то нужно поменять. Но в целом, если мастер получает эскиз и там все подписано, то должно получиться классно. Я слежу за работой мастера – всегда на связи, а не так, что отдала эскиз и все – гуляйте.

• Три самых удачных женских костюма прошлого сезона? Мои любимчики… может, потому что это я делала, – но мне очень нравится костюм Софьи Евдокимовой в ритм-танце. Это моя любовь. Черный, с бахромой на юбке и с очень красивым верхом. Получился классный костюм, который максимально ее украшал.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

И очень понравился, как получился костюм у Елизаветы Туктамышевой – тоже я его делала, она в нем была совершенно другая: чокеры, короткие перчатки, с перышками на плечиках. Мне понравилось, как она выглядела – очень удачно получилось.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

И еще мне нравился костюм – к сожалению, не я его придумывала – у Габриэлы Пападакис. Это произвольный танец – черное платье с золотыми линиями. Он очень простой, но я такое люблю: стильно и классно.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

Мне очень жаль, и даже немного стыдно, но за мужским катанием я не особо лежу. Естественно, назову Мориса Квителашвили. Еще мне очень нравился у Юдзуру Ханю костюм – не помню, что за программа, но было стильно. У меня даже муж оценил, а он от фигурного катания очень далек. Третий мужской не назову, наверное.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

• Для мальчиков создавать эскиз проще, потому что низ предсказуем – это брюки, тут особо не разгуляешься. Единственное, что остается придумать – какой-нибудь стильный верх. В мужских костюмах я стараюсь использовать разные фактуры, чтобы не просто бифлекс, а с какими-то деталями, чтобы все выглядело не плоско. Не люблю, когда получается плоско или с этими дурацкими аппликациями из бифлекса – это уже устарело.

У девочек, конечно, все сложно. Если рисуешь костюм на танцевальный дуэт или спортивную пару, то девочка должна сильно выигрывать. Ее костюм должен быть гораздо интереснее, чем у мальчика.

Пачка Загитовой и платье Липницкой – уже легенды. Нам объяснили, как создают ультракостюмы

• Что касается удобства, то я ведь и сама была спортсменкой и понимаю, что нельзя сделать девочке корсет, как в балете, и она не сможет в нем двигаться. Все должно быть удобно и комфортно. Даже если вносишь какие-то новаторские фишечки, то это не должно быть в ущерб техническим элементам.

Есть зоны на теле, которые наименее подвижны: например, можно какие-то новые штучки использовать на плечах или на бедрах. А там, где всегда гнемся, все должно быть комфортно. Нужно комбинировать: то, что тянется и то, что создает фактуру.

• Я делаю эскизы на планшете, рисую в специальной программе, которая позволяет делать все намного круче. С ужасом вспоминаю то время, когда рисовала на бумаге. Не имею ничего против, но это было очень неудобно. Все время приходилось таскать кучу папок, листов, фломастеров, карандашей. Приходилось рисовать в общественном транспорте, все вываливалось из пенала.

Как-то ехала в электричке после выступления, открыла большую тетрадь, там листы, начинаю рисовать эскизы, у меня был с собой пенал – и оттуда вываливаются все карандаши и маркеры, я их потом судорожно собирала. Когда ты работаешь в ателье и тебе не надо ничего таскать, это нормально, а когда ты в постоянном движении, то на планшете намного удобнее.

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

•  Стоимость эскизов варьируется и зависит от количества вариантов: можно заказать один эскиз, а можно четыре, можно десять. Минимальная стоимость – 2000 рублей, максимальная – 4500. Это от одного эскиза до четырех, больше четырех никто обычно не заказывает. Если это коллекция спортивной одежды, то да – тогда заказывают больше.

Сколько тратят фигуристы? Коньки и костюмы – ничто по сравнению с арендой льда и работой хореографа

• Недавно у меня был заказ, над которым я работала две недели. Обычно от начала общения с заказчиком до конца проходит максимум неделя. Мне пишет мама спортсменки, присылает всю информацию, музыку и говорит: «У нас программа по мотивам «Обители зла». Все смотрели этот фильм и примерно представляют, что там должно быть – стильные костюмы.

Потом она присылает пожелания тренера, я читаю и вообще не могу понять, о чем она пишет. А она пишет, что должны быть какие-то рюшечки, перчаточки короткие. Я сидела и переваривала, никак у меня это все не состыковывалось. Думаю: ну ладно, я же мастер, не нарисую, что ли? Я взяла и нарисовала. После этого мы дня три обсуждали все варианты.

В итоге оказалось, что фильм не «Обитель зла», а «Обитель проклятых». А мы пытались сделать что-то непонятное и невозможное. И я никак не могла понять, почему у героини кожаный комбез, а от меня хотят какие-то рюшечки? И мама девочки пишет: «Евгения, вы меня простите, но походу я фильм перепутала».

«В фигурке сложно бороться с плагиатом: все стараются быть похожими на Загитову и Медведеву». Дизайнер Евгения Косыгина – о секретах индустрии

На самом деле таких моментов много: упустили пустячок, а у меня мозги взрываются. Думаю, хореограф дурак, что ли, какую-то дичь просит: «Обитель зла», зачем рюшечки? И таких нестыковок много, потом получается смешно.

• Я люблю больше работать не с цветом, а с формой. С цветом много чего можно придумать: открыть интернет и вдохновиться, цвет для меня не проблема. Интереснее форма.

Поэтому мне очень интересно работать как с маленькими детьми, так и со взрослыми спортсменами. С детьми мы можем все новые фишки пробовать, и родители за – им хочется, чтобы ребенок выглядел ярко. Как раз на маленьких детях дизайнерам и мастерам нужно пробовать вводить новые тенденции, экспериментировать.

А у взрослых мне нравится, что можно очень сексуально подать фигуру. Можно сделать фигуру настолько привлекательной, что тебе будет не важно, что там кто делает, будешь смотреть на костюм и думать: боже мой, я хочу такой же.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Нина Зотина, Алексей Даничев; https://www.instagram.com/budubitch

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

4 × два =