Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Юрий переживал, но обернул обиду себе на пользу.

В свои 37 Жирков опора клуба и сборной и заслуживает дружелюбные мемы про наступающую старость, которая все никак не погубит здоровье. А девять лет назад Юрий столкнулся с беспрецедентным хейтом – вряд ли осенью 2011-го кого-то персонально ненавидели сильнее. Тогда Жиркова за 15 миллионов евро купил у «Челси» «Анжи».

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Жирков хотел уехать из Англии, но с трудом согласился на «Анжи». Это самый сложный трансфер Германа Ткаченко – обещал танк, подговаривал Ивановича и Бенаюна

За полгода до «Анжи» Жирков мог оказаться в «Милане» – переговоры разогревал агент Алан Прудников, но без успеха. «У Юры были проблемы с игровым временем, я ему позвонил и сказал, что «Милан» ищет левого полузащитника, – рассказывал Прудников Sports.ru. – И что я предложу его руководству, если он не против. Юрок ответил, что ему это было бы интересно. Но, к сожалению, что-то не срослось между клубами, и мы с моими голландскими партнерами активировали вторую опцию: так состоялась сделка Урби Эмануэльсона из «Аякса» в «Милан».

Жирков думал не об Англии или Италии, а о России – туда его возвращал Герман Ткаченко. На разговор об «Анжи» в Лондоне Ткаченко позвал репортера «НТВ-плюс» Тимура Журавеля и спустя какое-то время оставил их вдвоем. За столиком ресторана Zuma Жирков раскрылся – и долго говорил Журавелю, как хочет домой. По окончании карьеры Жирков мечтал о тихих посиделках за чаем на веранде дома в Калининграде, откуда родом его жена Инна. А играть – где угодно в РПЛ. 

– «Челси» не «Челси» – это не важно, мне просто очень неуютно в Англии. Все здесь чужое для меня. Так и не привык к этой жизни. И представляешь, ребенку в визе отказали… Вообще не понимаю, как такое возможно!

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Ткаченко называл трансфер Жиркова в «Анжи» самым сложным в своей жизни. Юрий с трудом идет на любые перемены, а тут пришлось уговаривать особенно изощренно – доходило до обещаний «подарить танк и форму Второй мировой войны».

«Я не отпускал Юру: в Лондоне провел с ним около недели, еще встречался в Москве, – вспоминает Ткаченко в разговоре со Sports.ru. – Пять-семь часов уговаривал его в Светлогорске – красивом месте под Калининградом. Все решения Жиркову даются тяжело, любой переход (в «Динамо», в «Зенит»), даже переговоры этим летом о новом контракте. На поле сомнения пропадают: знает, когда отдать, когда обыграть. А тут Юре было еще и сложно признать, что у него не получилось в Англии.

С«Анжи» в сумме все заняло месяца полтора. После отпуска Юра улетел в азиатское турне с «Челси». Звонил мне из Таиланда: «Нет, мне так нравятся здесь тренировки! Виллаш-Боаш ставит меня в атаку!» Я в ответ давил: подговорил Ивановича и Бенаюна, которые советовали уйти. 

Когда он уже прошел медосмотр в «Анжи», еще несколько часов не подписывал контракт – настолько сильно переживал. Тогда мы вместе полетели на игру «Анжи» с «Томью». Жирков увидел, как набился стадион (15 тысяч человек!), услышал, как взорвались трибуны в его поддержку. Это Юру тронуло».

Жирков мог уйти не в «Анжи», а в «Динамо» и даже в «Спартак». Юрий мечтал о нем всю жизнь, Карпин трижды говорил с Абрамовичем – помешала их договоренность с Гинером

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Вместо «Анжи» Жиркова могло подписать «Динамо». Это подтверждал и сам Юрий: «Они на меня выходили, но сейчас куда-то исчезли». По версии давнего болельщика «Динамо» Вячеслава Добрынина, Жирков был в шаге от перехода – пока не вмешался Ткаченко. Исполнительный директор «Динамо» Роман Дьяков говорил, что на Юрия засматривался и «Рубин».

Евгений Гинер признавался, что над возвращением Жиркова думал и ЦСКА. А, вероятно, самым явным вариантом был «Спартак». По словам бывшего пресс-атташе «Спартака» Леонида Трахтенберга, Жирков хотел там играть всю жизнь и просился к Валерию Карпину. «Когда мы в Лондоне играли с «Челси», он меня попросил завести его в раздевалку к Карпину, чтобы поговорить с ним и узнать, когда его возьмут в клуб. Но не все было в его силах», – утверждал Трахтенберг в разговоре с Романом Зобниным.

Карпин трижды общался о трансфере Жиркова с Романом Абрамовичем, но сделка была невозможна: «Если бы в «Челси» могли его нам продать, Юра бы оказался в «Спартаке». О желании перейти в «Спартак» Жирков сообщал и Джанаеву – вратарь считает, что помешала договоренность клубных боссов: «Гинер и Абрамович отказались его продавать именно туда». 

Ткаченко посоветовал Sports.ru спросить о «Спартаке» самого Жиркова: «Этот вариант был раньше, [чем с «Анжи». В 2001-м] за Юрия не было конкурентов, кроме «Динамо».

Для «Анжи» Жирков был не вопросом имиджа – банально для выживания хотели сильного русского футболиста. С ними тогда был дефицит, «Анжи» жил с перекосом в сторону топовых легионеров. После трех-четырех тренировок Гаджи мне сказал: «Это самый сильный русский игрок». 

Жиркова уничтожали на игре сборной – освистывали всю игру с Сербией. Юрий попросил у Адвоката замену, Дик вместе с Бородюком успокаивал трибуны 

Через пять дней после перехода в «Анжи» Жиркову предстояла игра за сборную России. Она пробивалась на Евро-2012, а в начале августа собралась на короткий сбор и домашний спарринг с Сербией. Дика Адвоката беспокоило, что Жирков – как и Аршавин, Павлюченко и Погребняк – мало играл в Англии и намекал, что неплохо бы что-то поменять: «Если они останутся в нынешних клубах, их ситуация останется столь же плачевной». В матче с Сербией Адвокат выпустил Жиркова в старте.

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Еще до игры фанаты вывесили баннер «20.08.1983 – 06.08.2011 – R.I.P.» (даты рождения Жиркова и перехода в «Анжи»), после – сожгли футболку Юрия с 18-м номером. А при объявлении состава сборной болельщики обдали Жиркова свистом – и не прекращали всю игру. Стоило Жиркову получить мяч, из-за ворот раздавался гул – такой сильный, что заглушал лояльные к Юрию центральные трибуны «Локомотива». За 67 минут он четырежды подавал угловой, бил, шел в отбор и в целом закрывал фланг, где у сербов бегал Милош Красич. Но любое действие Юрия встречалось уханиями и оскорблениями.

Когда Жирков оказывался совсем у кромки, в него летели предметы. После того, как в сторону Жиркова бросили пачку сигарет, Юрий попросил замену. Адвокат выпустил на замену Игнашевича, но пока Юрий шел на скамейку, выслушал финальную порцию свиста. Дик пришел в бешенство и попытался жестами угомонить трибуны, обращался к фанатам и его помощник Александр Бородюк.

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Россия победила благодаря голу Погребняка, но, как говорил Адвокат, радость от работы сборной перебивала реакция болельщиков на Жиркова: «Не понимаю причину, по которой они освистывают собственного игрока. Зарплату, которую Жирков получает в «Анжи», он мог получать и в другом клубе. Вместо того радоваться за него и поддерживать его возвращение в Россию, они его освистывают». 

Зарплата, о которой говорит Адвокат, составляла пять миллионов евро в год – такую сумму озвучил Илье Казакову знакомый тренер. Ткаченко в разговоре со Sports.ru уверяет, что эта цифра далека от реальности.

За Жиркова вступилась вся сборная – прямо в раздевалке обратились к Фурсенко и предлагали не играть в Москве

Слова Адвоката на пресс-конференции переводил Евгений Савин, помощник и переводчик голландца. В интервью Sports.ru Савин рассказал, что за Юрия вступилась вся команда: «Утешали, говорили ему и друг другу, что оскорбления недопустимы, что на матчах сборной такого быть не должно, что надо с этим что-то делать. 

Опытные игроки обратились к президенту РФС Сергею Фурсенко, который всегда заходил после матчей в раздевалку. С понятным посылом: «Как так? Юрий наш лучший игрок, отлично сыграл – такое унижение недопустимо. Почему клубные пристрастия касаются сборной? Играть в таких условиях невозможно».

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

То же самое футболисты говорили и публично. Например, Погребняк: «Это никуда не годится. Как будто он предал страну. Перешел в наш российский клуб, который ставит высокие цели. Хотелось бы сказать болельщикам, чтобы они больше такого не делали». Роман Широков был еще жестче: «Мы не считаем, что это были болельщики сборной России. Могут больше не приходить. Это не люди». Выступил даже хоккеист Сергей Мозякин: «Меня шокировала ситуация с Жирковым. Не могу понять людей, которые свистят. Дались им эти деньги… Жирков должен вывернуть карманы и играть за бесплатно?»

Фурсенко назвал свист в адрес Жиркова свинством и «проплаченной кампанией» и обещал «предпринять какие-то меры». «Фурсенко согласился со словами игроков, но что именно по этому поводу сделал РФС, я не помню, – говорит Савин. – Обсуждалось, стоит ли сборной играть в Москве – может, хотя бы какое-то время проводить матчи в регионах, где нас любят. Такое мнение высказывали игроки, но в сентябре сборная дважды сыграла в «Лужниках» – с Македонией и Ирландией». 

Фанаты в Москве ненавидели кавказские клубы (бойкотировали выезды) и деньги «Анжи», которые выбрал Жирков

С Македонией Жирков снова был одним из лучших на поле – и снова слышал свист. Его почему-то не замечал Александр Шпрыгин – вместо этого глава ВОБ рапортовал о том, что отношение к Жиркову изменилось. По словам Шпрыгина, после Сербии он встречался с фан-группировками и просил «сосредоточиться на поддержке сборной и не омрачать отношением к одному футболисту игру всей команды». Удалось слабо: к игре с Македонией, например, укоренился заряд «Магомед Жирков». 

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Сектора за воротами на матчах сборной тогда заполняли активные фанаты, настроенные в начале 2010-х жестко против кавказских клубов. Таких в РПЛ было три, помимо «Анжи» – «Терек» (теперь «Ахмат»), нальчикский «Спартак», а еще в предыдущем сезоне там выступала «Алания».

В декабре 2010-го в Москве убили фаната «Спартака» Егора Свиридова – в преступлении признали виновными шестерых кавказцев. Фанаты устраивали большие акции поддержки (матч «Спартака» с «Жилиной» в Лиге чемпионов из-за нее остановили на 20 минут), самую большую – на Манежной площади. Виталий Мутко устроил встречу фанатов с Владимиром Путиным, президент позже приезжал в цветами на могилу Свиридова.

Фанаты «Спартака», ЦСКА и «Локомотива» отказались от выездов на Кавказ. 24 июля 2011-го в гости к «Анжи» приехал «Зенит», и на стадионе «Динамо» его фанаты подверглись атакам. После победного гола Кержакова на 80-й минуте команда побежала к сектору, где начались столкновения фанатов с полицией, ОМОНом (с применением травматического оружия).

На этом фоне Сулейман Керимов делал суперпроект из «Анжи». В феврале 2011-го подъехал Роберто Карлос, вскоре после Жиркова – Это’О (Ткаченко заманивал Юрия в «Анжи» в том числе скоро покупкой Самюэля из «Интера»). Шпрыгин уверял, что Жиркова освистывали из-за выбора в пользу богатого «Анжи»: «Здесь нет национального кавказского вопроса, потому что есть другой кавказский клуб «Алания», тоже с определенными финансовыми возможностями, где работает Валерий Георгиевич Газзаев, но он же не скупает всю сборную Бразилии.

Выходки махачкалинского клуба раздражают всех болельщиков, и они ни к чему хорошему не ведут. На те деньги, за которые они покупают ведущего игрока «Интера» в разгар сезона, и на те зарплаты, которые ему кладут, можно было бы содержать 30 детских школ, которые воспитывали бы своих звезд».

Говорили, что в перерыве матча с Сербией Жирков плакал, а команда думала не выходить на второй тайм – впрочем, собеседники Sports.ru этого не подтверждают. 

«Юрий сильный мужчина, держался. Но переживал, безусловно, это его трогало – живой человек, не истукан, – говорит Ткаченко. – Его поддержала сборная и «Анжи», как и все здравомыслящие люди. Любили ведь его больше, чем ненавидели – вспышка была, на конвульсиях продолжалась, но в целом его уважают коллеги и народ. Уровень игры и добрые человеческие качества стал амнистией Юрия, его щитом».

Сам Жирков не отвечал на хейт – и, похоже, единственный увидел в матче что-то хорошее: «Я слышал свист, но старался не обращать на него внимания, а сконцентрироваться только на игре. Ну и помочь команде выиграть. Все ребята подходили, чтобы я не обращал на это внимания.

С трибун доносились и аплодисменты, когда наша команда удачно взаимодействовала. Их я тоже слышал».

Жиркова посылали на матче «Спартака», а в Питере – из-за жены (Юрия задевало это больше всего). Прозвище «Магомед» он полюбил и откликается до сих пор

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Через четыре дня после Сербии Жирков дебютировал в «Анжи» – и снова в Москве, против «Спартака». Его фанаты опять заряжали про Магомеда и шалаву, врубали свист и посвящали Жиркову баннеры. Юрий отбегал весь матч и, несмотря на оскорбления (и поражение 0:3), раздавал потом автографы и фотографировался. 

«Каждый домашний матч «Анжи» был праздником, воспринимался как выдающееся событие – люди приезжали из соседних городов. А Жиркова обожал весь Дагестан, – вспоминает Сергей Расулов, руководитель пресс-службы «Анжи», а в 2011-м – фотограф. – К Юрию было меньше всего вопросов и претензий по сравнению с другими звездами: он всегда полностью выкладывался на поле.

А вот любой выезд «Анжи» сопровождался потокам грязи и оскорблений, скандирований с трибун. Особенно ярким раздражение было в Москве и Питере – хотя и в Перми, и в Казани в целом не поддерживали своих, а гасили гостей.

Мы со временем привыкли к этому – и когда хейта не было, его не хватало. Приезжаешь на «Петровский», и 18 тысяч человек поют про тебя (пусть и оскорбления), это дает адреналин и подстегивает. Сосредоточен хейт был скорее на деньгах «Анжи» – выскочек и богатых не любят. Плюс националистический момент: не любили всех выходцев из кавказских республик.

Жиркову доставалось больше других. Юрий сильно переживал, но быстро привык. И чем сильнее его хейтили, тем лучше он играл».

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Расулов говорит, что гораздо сильнее Жиркова задели заряды фанатов «Зенита» в 2013-м. Тогда Инна Жиркова дала интервью журналисту канала «Россия» Борису Соболеву и не могла ответить на простые вопросы про Самуила Маршака и полонез Огинского. «Почему Жиркова Инна так тупа и примитивна? Потому что муж Юрец любит лишь тупых овец», – исполнял фан-сектор «Петровского».

«Эту историю Юрий воспринимал гораздо больнее, пусть опять-таки и не выплескивал эмоции, – говорит Расулов. – Видно было, как это задело Юру. Весь «Анжи» тогда его поддержал – в клубе дружили семьями, ходили друг к другу на праздники. Жили все на одной улице в Кратово, где клуб снял игрокам коттеджи. 

Была еще история из Краснодара: после матча с «Кубанью» произошел конфликт между Это’О и Жирковым. С одной стороны, о нем узнала пресса, с другой – он говорит о нужной атмосфере в команде. Никто не хотел даже вничью играть с конкурентом, это воспринималось как неудача. Самюэль и Юрий переживали больше всего.

Хиддинк мастерски их помирил: назначил встречу в своем кабинете, а сам не пришел. Эмоции улеглись, игроки помирились. Это’О потом выделял Жиркова среди других русских – как одного из их лидеров. При том, что от него не услышишь выступлений в раздевалке. Лидером был на поле: брал мяч и тащил».

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

Партнер Жиркова по «Анжи» Алексей Иванов говорит Sports.ru, что Юрий отлично влился в команду и не ощущал дискомфорта. «Возможно, в «Анжи» Юрий еще переживал из-за оскорблений – но мне кажется, не сильно, ну или мы не замечали. Он давно в деле, привык и, мне кажется, к кричалкам относился со смехом. Человек спокойный, и пошутить мог, и посмеяться».

Атмосферу поддерживал, например, Александр Прудников – он придумал новичку прозвище Жиркоев. А главным прозвищем стал Магомед – из оскорбления Жирков перевел это в шутку. «Магомедом называют многие. Это имя уже закрепилось. Маленькие дети на стадионе мне уже кричат: «Мага! Мага!» И я откликаюсь. Недавно смотрел игру на трибуне, так сзади какой-то болельщик «Анжи» к своему товарищу обратился: «Магомед!» И я поймал себя на ощущении, что рефлекторно готов обернуться! Но все-таки не стал, поняв, что это – не ко мне».

«Магомеда» команда восприняла с юмором, – вспоминает Расулов. – Странный юмор болельщиков: думали, что оскорбляют, но это все равно, что в средней полосе России называть кого-то Иваном. В «Анжи» Юру быстро стали звать Магой, и это прижилось – так Жиркову стало легче переносить хейт. Знаю, Юра по-прежнему откликается на это имя.

Жиркова проклинали за уход в «Анжи». Фанаты сборной и «Спартака» оскорбляли, освистывали и называли Магомедом (а Прудников – Жиркоевым)

«Главное, что Жирков быстро всем доказал в «Анжи», что игрок все еще классный, – говорит Иванов. – Я сталкивался с ним на фланге, еще играя за «Сатурн», и спустя пару лет, как и все, увидел прежнего Юрия.

Тут он перешел в дагестанскую команду – все подумали, что погнался за деньгами. А на самом деле – за качественной командой с большими целями и сильными игроками, и это стало раздражителем. Фанатам московский клубов неприятно было видеть «Анжи» с Роберто Карлосом, Это’О и Жирковым. Все хотели его обыграть и обидеть. Думаю, те же, кто кричал, в голове на самом деле уважали».

«Болельщики других клубов, конечно, не будут любить команду, где есть серьезные деньги и хорошие игроки, – рассуждал Жирков. –И всегда будут говорить о ней гадости – сейчас одни, потом другие». 

Подписывайтесь на телеграм-канал Муйжнека

Михаил Бутовский – возможно, лучший врач в нашем спорте. Серьезный разговор о хамстве к медикам, зарплатах и уходе из ЦСКА и «Спартака»

У нас новый топ-тренер вратарей – первый номер «Рубина» Бердыева. Поговорили о силе Акинфеева, гольфе со Слуцким и мате Семака

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Фото: Gettyimages.ru/Dmitry Korotayev / Stringer, Phil Cole, Clive Rose, Maxim Shipenkov – Pool; РИА Новости/Владимир Песня, Александр Вильф, Илья Питалев, Стрингер, Алексей Куденко; globallookpress.com/Nataliya Kondratenko/Russian Look

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

1 × 5 =